//thoughts

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

//thoughts > Результаты моих тестов




Вчера — вторник, 14 августа 2018 г.
Профессор Безоблачного Неба 09:51:42
Запись только для меня.
пятница, 22 июня 2018 г.
Профессор Безоблачного Неба 20:11:49
Запись только для меня.
среда, 2 мая 2018 г.
Профессор Безоблачного Неба 18:54:37
Запись только для некоторых пользователей.
вторник, 24 апреля 2018 г.
Профессор Безоблачного Неба 18:15:03
Запись только для некоторых пользователей.
среда, 31 января 2018 г.
Профессор Безоблачного Неба 18:52:22
Запись только для меня.
вторник, 30 января 2018 г.
Профессор Безоблачного Неба 05:52:40
Запись только для некоторых пользователей.
суббота, 6 января 2018 г.
Профессор Безоблачного Неба 20:57:52
Запись только для меня.
среда, 30 августа 2017 г.
Профессор Безоблачного Неба 14:23:32
Запись только для меня.
среда, 22 марта 2017 г.
просватанная за дьявола; Профессор Безоблачного Неба 18:47:07
Подробнее…Тебя зовут - Рокси. Прости, что пришлось дать тебе имя :с

­­­­

- Рокси, я, конечно, все понимаю, но с этого дня тебе запрещено общаться с Майклом! Хорошо? Нам тоже его жалко, но мы с папой не знаем, к чему приведет дружба с таким ребенком! - голос собственной матери казался тебе чужим и отталкивающим, больно бьющим по ушам. Ты закивала, соглашаясь с мнением родителей, однако не собиралась мириться с такой несправедливостью. Они просто не знают его! Он хороший, вы прекрасно дружите!

- Милая, милосердие - это похвально, но мы не знаем, чем для тебя обернется такое общение, - добавил отец, а ты, почему-то, чувствовала на щеках влагу.

- Да-да, он дурно на тебя влияет! Ты бы знала, какая у него семья. На мальчика, безусловно, оказывают серьезное давление. Представляешь, что будет с тобой?

Матушка садится на колено и заглядывает в твои затуманенные слезами глаза. Её голос смягчается:

- Не плачь, дорогая. Скоро это закончится. Мы уже купили билеты в Огайо на следующий месяц, устроим тебя в хорошую школу, а не в это захолустье.

Они правы, но ты не хочешь уезжать.

***


Печальным взглядом осматриваешь заполненную ребятами всех возрастов столовую. Они кричат и веселятся, кидаются друг в другу едой и наслаждаются временем, проведенным с друзьями - единственными близкими людьми, после семьи.
Помещение просторное, но холодное и чужое - совсем неуютно. Чувствуешь невероятную пустоту в сердце от того, что, только успев привыкнуть к окружающим людям и месту, как вновь переезжаешь.

- Ты был прав, мне запретили с тобой общаться, - заключаешь ты, не поднимая заплаканных глаз на подошедшего мальчика. Он мнется на месте, словно решая, может ли он после этого сидеть с тобой за одним столом, - Но они ошибаются, - голос предательски дрожит, не поднимаешь взгляд, но сдерживаешь слезы. Мальчик садится напротив тебя и тоже молчит. Его губы дрогнули, словно он силился что-то сказать, - Не знаю, что будет дальше, но прообщаемся мы действительно недолго. Родители взяли билеты в Огайо, и я уезжаю в следующем месяце.

- Я не хочу, чтобы ты уезжала, - его голос монотонный и безучастный даже в такие минуты. Ты улыбнулась, действительно обрадованная его словами.

- Я тоже. Но ничего нельзя с этим сделать.

***


День пролетел незаметно, вечер опустился на тихий Хэддэнфилд темным покрывалом. Ты шла домой в одиночестве и полнейшем унынии, удивляясь, почему друг сбежал с уроков, не сообща тебе. Конечно, он не отличался ярым послушанием, часто грубил и огрызался, мог полезть в драку или кинуться на кого-то, но между вами царило доверие. Вы понимали друг друга, не травили душу, не лезли с советами, однако в этот раз он серьезно на кого-то разозлился и бросился прочь. Тебе не понравилось его поведение, ты напряглась и испугалась, но не стала бы спрашивать об этом, даже если бы догнала. В любом случае, сегодня ведь праздник, а тебе бы не хотелось веселиться в одиночестве.

Спускаешься с пологого склона в лесную чащу на пришкольном участке, собираясь скоротать путь домой. Да, местечко такое себе, но тут не встретишь никого подозрительного, ведь территория под охраной.
Однако, здесь что-то действительно случилось, о чем свидетельствовали машины полицейских за воротами, желтая лента, закрепленная на ветках деревьев и четыре человека в полицейской форме.

- Что тут произошло? - негромко окрикиваешь самого близкого из них и замираешь. Мужчина сконфуженно произносит:

- Нет, милая, тебе здесь не на что смотреть. Иди скорее домой, уже поздно.

Прислушиваешься к совету полицейского, но все-таки осматриваешься за его спиной - что-то лежало на жухлой траве, темное и расплывчатое. Ты было ужаснулась, что это человеческое тело, а потом поняла, что этот бедняга действительно серьезно пострадал. Какой жестокий был убийца! С другой стороны, не мог же погибший сам так себя изувечить?

Ты поторопилась назад, сжимая рот рукой от отвращения и необъяснимого страха. Это ведь не мог быть Майкл? Он ведь не мог лежать там?!

Ты прибавила скорость, словно предчувствуя, что можешь не успеть. Однако, темнело уже рано, поэтому на часах было всего пять вечера. Ты отдышалась, остановившись возле ворот своего дома. Все, впрочем, казалось обычным, только толпы детей в забавных нарядах ходили от дома к дому, выпрашивая у соседей сладости. Однажды в Хэллоуин ты отравилась конфетами, которыми угостила тебя какая-то вредная старуха. С тех пор родители разрешили тебе не участвовать в празднестве, а если ты бы захотела конфет - родители бы сами купили тебе. Именно по этой причине в этом году ты также осталось в стороне, однако с благодушной улыбкой провожала взглядом фигуры разодетых веселящихся детей лет шести.

С Майклом вы были соседями, его дом располагался противоположно от твоего. Когда ты только сюда переехала, твоя мама испекла несколько пирогов для ближайших соседей, чтобы подружиться со всеми и, соответственно, быстрее привыкнуть к новому месту. Тебя отправили принести пирог сюда, но, мало того, что дверь тебе не открыли, так еще и грубый мужской голос, наблюдавший за тобой из окна на кухне, послал тебя куда подальше. Знакомство не заладилось. Больше налаживать контакты ты твоя семья не стала.

С самим же мальчиком впервые ты пересеклась в школе, застав зачинщиком ссоры с одноклассником. Вмешиваться ты не стала - не твое это дело, однако, когда кучерявый вредный пацан приказал тебе "не греть тут уши", ты не сдержалась. Ты не отличалась ни покорностью, ни решимостью, но гордо огрызнулась парню в ответ.
Он не оставил попытки поставить тебя на место, ведь его авторитетное положение было задето какой-то левой девкой. В тот раз он наговорил тебе столько, что ты едва сдержала слезы, но совсем расплакалась, оставшись наедине с собой. Хорошо, думала ты, что он хоть руку на тебя не поднял. Ты сидела за школой на мокром асфальте и тихо всхлипывала, сетуя на несправедливость и тупых уродов, что хотят по этой земле. Ведь тебе даже никто не помог, хотя видели, что на одну девочку напали трое говнюков!

Он подошел к тебе неслышно. И попросил не плакать.

- Обещаю, не буду. - Его слабая улыбка греет тебя.

И сейчас ты обеспокоенным взглядом осматриваешь его дом, словно чувствуя что-то неладное. Что-то должно произойти. Что-то, что заставит тебя проснуться ночью в холодном поту.

Ты зашла в свой дом и поужинала, родители были еще на работе и должны были приехать примерно через час. Ты пощелкала каналы на телевизоре, но, услышав громкий женский крик, вскочила. Кто кричал? Что-то случилось? Твой район отличался высокими показателями преступности, что являлось одной из причин, по которой родители торопились перевезти тебя отсюда.

Ты подошла к входной двери и замерла. Свет в доме Майкла резко погас, ты нервно сглотнула. Твоя рука дрогнула, когда ты попыталась открыть дверь. Что там произошло? Крик повторился, только громче, словно приближаясь. Ты убедилась, что крик исходит от туда. Ты слышала свое судорожное дыхание, пальцы словно онемели, вжимаясь в ручку двери. Неужели на их дом напали?.. Насколько ты знала, большая часть семейства должна быть дома, и все они, вероятно, стали жертвами неизвестного убийцы. Твое сердце сжалось, только ты подумала о том, что может там происходить. Глаза затуманились слезами, ты прикусила губу. Страшно.

Будто получив толчок в спину, ты опомнилась от бездействия, бросилась к телефону и набрала номер службы спасения. Если даже вызов ложный (на что ты надеялась до последнего), тебя бы не оштрафовали, а только бы поблагодарили за бдительность маленькую внимательную девочку. К тому же, ты предполагала, что Майкл может являться жертвой домашней тирании своего (а может и не своего) отца, грозный голос которого и прогнал тебя прочь в тот раз.

Полиция прибыла спустя шесть минут, но было уже поздно. Интересно, а если бы ты поторопилась, все бы обошлось?..

Ты видела сквозь окошко в двери, как Майкл, держа на руках свою младшую сестренку, сел на крыльце. Он будто бы знал, что сюда уже едет полиция. Ты дернула ручку двери, и та не поддалась. Ты заревела, закрывая глаза руками. Только мольбы и плач женщины заставил тебя вытереть слезы и посмотреть на улицу. Сирены кареты «скорой помощи» и полицейских машин смешались в один протяжный вой. Остальное ты помнишь, словно в тумане: Майкла увезла полиция, а женщина, его мать, осталась лежать на холодной земле. Её окружили врачи «скорой», пытались привести её в чувства и вкололи что-то в вену. Девочка плакала на руках у фельдшера.

***


- Ох, Рокси, детка, большое тебе спасибо! Опять мне придется просить тебя посидеть с Эйнджел, мне нужно съездить к Майклу, - голос миссис Майерс совсем сдавлен, словно она вытягивает из себя слова. Ты через силу улыбаешься ей.

- Все будет в порядке. Вы знаете, мы с ней сдружились.

Женщина, улыбаясь, передает тебе в руки девочку. Та, несмотря на трехлетний возраст, не отличалась любознательностью и часами могла находиться на твоих руках, обнимая за шею своими маленькими ладошками.

- Последнее время он совсем изменился. Рокси, я не вижу в нем своего сына. Это так пугает. - Женщина, словно в последний раз, поцеловала девочку. - Позаботься об Эйнджел, прошу тебя. - Ты закрыла за ней дверь. Обеспокоенный ребенок прижался к тебе, задавая вопросы на своем детском языке.

- Позабочусь, - выдавила ты, сглотнув слезы.

Ты постоянно заходила проведать тётю Дебору, зная, в какое тяжелейшее положение она попала. Твоя семья поддержала тебя и также не отвернулась от бедной женщины. Твоя матушка часто проводила вечера в компании миссис Майерс, помогала с воспитанием дочери, да и ты не отставала. Деборе пришлось бросить работу (ты слышала, что она работала не в самом подходящем для матери-одиночке, да и просто для любой уважающей себя женщине, месте), потом она с трудом устроилась в местную забегаловку, где проводила по двенадцать часов в день.

С Эйнджел вы действительно сдружились. Она росла тихой, добродушной девочкой и часто умиляла тебя своими выходками: то игрушками в песочнице поделится, то изъявит желание помочь тебе с уборкой, то так заразительно улыбнется, что ты ловила себя на том, что непроизвольно улыбаешься ей в ответ. Как хорошо, что на её взросление не повлиял тот Ад, что она могла видеть.
Несмотря на то, что тебе едва исполнилось двенадцать, ты чувствовала необъяснимую ответственность за этого ребёнка. И, обещаясь охранять её от всех бед, нежно целовала малышку в лоб, принимая её теплые ладошки на своих щеках.

***


- Чтобы больше ты не появлялся тут, урод сраный! - воскликнула ты, швыряя с крыльца молодого нахального паренька. - Руки он распускает, говно!

- Да пошла ты! Стерва! - отряхивая джинсы, крикнул разъяренный школьник и, обращаясь к тому, кто стоял за твоей спиной, добавил. - Не звони мне больше!

Оборачиваешься на невысокую миловидную девушку (совсем еще юную), которая скромно вытирала накопившиеся слезы. Подходишь к ней и загребаешь в родительские объятия.

- Зачем так, Рокси? Он же... Он был таким клёвым. Я пригласила его к себе, думала, мы вместе сделаем уроки, попьем горячего шоколада. А он... - девочка обняла тебя за шею, так, как делала, будучи малышкой.

Заводишь её в дом, успокаивая. Как хорошо, что ты успела и остановила домогательства этого урода. Больше всего на свете ты любила эту нежную хрупкую девочку, которой на днях стукнуло всего четырнадцать. Ты не просто единственным другом, на некоторый срок ты заменила ей мать, пусть и разница между вами была ровно в десять лет.

Ты помнишь тот разговор с Деборой так отчетливо, что будто вчера пережила его. В тот же день она пустила себе пулю в висок при неизвестных для тебя обстоятельствах. Хотя, "неизвестных" - натянуто за уши, ты прекрасно понимала её, пусть ни за что бы не решилась на такой отчаянный шаг. У неё осталась маленькая дочка, нуждающаяся в материнской любви и заботе, заслужившая достойного детства.

После похорон, как бы ты не пыталась удержать Эйнджел у себя, никаких прав на неё ты имела, к тому же сама еще являлась ребенком. Шериф вашего округа пообещал тебе, что найдет малышке достойную семью, что и сделал. Он также дал тебе её новый адрес и попросил не портить ей жизнь дурными воспоминаниями. И ради неё ты забыла о самом страшном. О Майкле.

Ты пришла к новому дому и долго не решалась постучать. Тебя заметил хозяин дома - Мэйсон. Он ласково улыбнулся тебе, спросил, не потерялась ли ты. Ты сдержала слезы, вспоминая реакцию биологического (хотя, ты не знала, являлся ли он таковым) отца Эйнджел, этого грубого тирана. Тебя впустили в дом, напоили горячим шоколадом, расспросили, что случилось. Ты ответила, не тая, что эта девочка тебе - словно родная сестра и оставить её ты не можешь. Тебя выслушали, успокоили, обещали, что, если ты сохранишь тайны её младенчества, общаться с ней тебе никто не запретит.

И сейчас перед тобой сидит четырнадцатилетняя Лори Строуд, совсем другой человек, но все так же любимый. Ты сдержала обещание и не сказала ей и слова о том, кто её истинные родители и были ли у неё брат и сестра, а в своей лжи ты была дочкой давних друзей семьи Строуд, поэтому вы и знакомы.

Ты отчаянно защищала её от всех напастей и печалей, давала понять парням, что к ней лучше не лезть, ради этого уже семь лет ходила на курсы самообороны, отчего тебе не было равных в ближних боях.

Лори с такой же любовью относилась к тебе и порой доверяла больше, чем (не)родной матери. Она нашла в тебе и подругу, и сестру, и наставника и часто удивлялась, как ей повезло с такой, как ты.

Однако тебе пришлось уехать в Британию на учебу и покинуть Лори.
Вернулась ты только спустя три года.
С пренеприятнейшим известием, которое заставило тебя вернуться раньше запланированного.

***


Тебе позвонили ранним утром, часы на Биг-Бене едва пробили пять часов. С трудом разлепив сонные глаза и нащупав вибрирующий телефон, ты коротко спросила:

- Кто там? - ты понимала, что звонок может быть важным, поэтому сразу же обвинять собеседника в своем пробуждении ты не стала.

- Доброго дня. Я говорю с некой Рокси? - ты хмыкнула, услышав в трубке незнакомый мужской голос. Ты несколько опешила, но вспомнила, что разница между времени Британии и Соединенных Штатов составляет около шести часов.

- Да, я - некая Рокси. - Съязвила ты.

- У меня для Вас дурные новости, - издалека начал голос, ты вжалась в кровать, чувствуя по телу холодок. - Прошу прощения, я не представился. Меня зовут Сэмюэль Лумис. Я лечу Вашего бывшего одноклассника - Майкла Майерса. Точнее, лечил.

- Он умер? - не думая, выпалила ты.

- Лучше бы, да. - Мужчина усмехнулся. - Сбежал, оставив за собой кровавый след из медсестер и смотрителей.

Ты замешкалась.

- Как Вы узнали обо мне?

- О Вас были упоминания в его досье. Ваш нынешний номер дали Ваши родители. - Ответил доктор. - Я хотел бы попросить Вас.

- Я слушаю. - Ты искренне боялась, что можешь услышать от него.

- Увезите его сестру как можно дальше. Страшно представить, чем это ей грозит.

Видимо, он знал еще и о ваших связях с Лори-Эйнджел. Какой проинформированный тип.

- Непременно.

Уже второй раз тебя просят позаботиться о ней. Ты не можешь подвести.

***


И вот, ты уже здесь, спустя три долгих года. Паранойя, охватившая тебя с той ночи, медленно уничтожает тебя изнутри, заставляет вспоминать увиденное и пережитое, вскакивать ночами от бесчисленных кошмаров.

Зеваешь, пустым взглядом осматривая территории школы Лори, незнакомых тебе учеников, их родителей и учителей, большое количество машин, деревья и само здание. Внушительное, однако было в нем что-то непонятно отталкивающее, что есть в любых школах. Ты мысленно сравнивала эту постройку со своей школой, куда ходил и Майкл. Ужасные воспоминания пятнадцатилетней давности. К чему это все? Зачем он портит вам жизнь, возвращаясь? И, что ни мало важно, что он хочет сделать? Убить вас? Это было бы логично, но ты отгоняла эти мысли, надеясь на то, что ты с Лори сможете покинуть Штаты раньше, чем он до вас доберется.

- Рокси? - слышишь звонкий девичий голос. Поднимаешь глаза и отходишь от своей припаркованной машины. Расставляешь руки в стороны, девушка, улыбаясь, бежит в твои объятия.

- Ну, милая. Скучала по мне?

***


Ты хотела уехать еще до Хэллоуина, который так рьяно ненавидела, однако, рассказать все Лори-Эйнджел сразу ты очень боялась, вспоминался диалог с Мэйсоном. Уехать у вас не вышло вообще - словно все силы Вселенной были направлены на ваше прямое уничтожение. Тебя загрузили бумажной работой, которую ты должна была выполнить до начала ноября, но, услышав, что ты должна срочно уехать по личным причинам, пригрозили увольнением. Тебе было насрать на увольнение, ты бы нашла любую работу с мало-мальским заработком, но вот последующие слова работодателя - о невыплате заслуженной зарплаты в этом месяце, довели тебя до истерики. На эти деньги ты планировала уехать.

Истерику дополняла паранойя, паранойю дополняла депрессия, депрессию - дикий страх. Ты стала сама не своя, и однажды даже позвонила родителям, прощаясь с ними, извиняясь и клянясь в любви. Твои слова были восприняты в штыки, и заботливая матушка сразу поинтересовалась, что у тебя такое ужасное случилось. Тебе пришлось соврать, что ты просто пьяна.

Если Эйнджел росла мирным и послушным ребенком, то Лори ты не узнавала. Она стала более раскованной и легкомысленной, доверяла не холодному рассудку, а мимолетному порыву. И она не послушала тебя. Она, проводив подругу на свидание, осталась сидеть с её младшей сестрой, с которой потом ушла в дом Джонни, мальчика, у которого была эдаким "воспитателем". Ты умоляла её сидеть в полицейском участке под охраной, просила не выходить на улицу, советовала быть осторожнее.
Глупая молодость. Легкая голова. Сильная боль.

Только услышав о том, что её похитили прямо из дома мальчика Джонни, ты взвыла, словно раненый зверь. Тебе рассказали о том, что еще юный Майкл сделал с медсестрой, рассказали о том, сколько трупов он уставил после побега. Ты собственными глазами видела мертвецов, оставленных на улице и в доме Лори - её нынешних родителей.

Безумие охватило тебя, страх перерос в ненависть.

***


Ты догадывалась, нет, ты знала, что сейчас он точно в родном доме. Вместе со своей любимой маленькой сестренкой. Ты представляла, как он душит её, как разрубает пополам, как режет на куски и съедает невинную плоть.

Ты не воспринимала ни пространство, ни время, ни себя саму. Инстинктивно ты дошла до старого дома, выкупленного другими владельцами и отправленного под снос. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, ты замерла. Ты слышала крики. Как в тот день. Только тогда ты была совсем маленькой, а сейчас - ты взрослый состоявшийся человек. Ты не боишься его. Ты боишься за Лори. И это большая разница.

Ринувшись к дому, обнаруживаешь, что входная дверь закрыта. Тебе пришлось выбить её так, как учили на курсах самообороны - встать богом и, опираясь на одну ногу, резко ударить второй в часть двери ближе к замку. Дверь поддалась и распахнулась.
Вбегаешь во внутрь. Хочется закричать или хотя бы заплакать, но тобой движет что-то неизвестное. Ты сообщила шерифу о том, что предполагаешь, где находится преступник, но он, склонившись над раненой дочерью, кажется, и не слушал тебя.

Поднимаешься по скрипучим ступеням, совершенно не обращая внимание на затхлые помещения, пыль и паутину. Последний раз ты была в этом доме тринадцать лет назад, когда биологическая мать Лори-Эйнджел застрелилась. Ты не застала это ужасное зрелище, но вот малышка наверняка все видела. Только не запомнила.

- Детский мозг имеет особенность отсеивать ненужную информацию, - сама не замечаешь, как говоришь это вслух, но совсем тихо. Ты шла вбреду, на шум, поэтому не заметила, как застыла в открытой двери в комнату. На полу, сжавшись в комок и держа на коленях холодеющее тело подруги, плакала Лори (хотя, в этих стенах её будет правильнее называть истинным именем), подле неё, всего в двух шагах, на коленях сидел он. Ты бы, естественно, не узнала его - знакомый тебе невысокий мальчишка превратился в широкоплечего мужчину, ростом, кажется, более двух метров. Она склонился над беззащитной девушкой, словно гигантская скала.

- Рокси! - выпалила девушка, хватаясь на рот, пытаясь подавить слезы. Он судорожно прижала к себе мертвое тело, не спуская глаз с маньяка, снявшего с себя хэллоуинскую маску и отложившего нож. - Беги, Рокси! - от страха и отчаяния её голос срывался, точно она была готова разревется навзрыд.

Скала медленно поднялась на ноги и обернулась туда, куда кричала его любимая младшая сестренка.

Слова застряли в глотке, нервно сглатываешь, чувствуя, как трясутся руки и поджимаются ноги.

- Здравствуй, - полу-шепотом говоришь ты, делая шаг навстречу. Ты пытаешься развить план побега - только захватить Эйнджел через эту скалу - казалось невозможным. Ты решила идти осторожно: и по помещению, и в разговоре. - Ты так вырос, совсем не узнать. - Издаешь нервный смешок.

Убийца наклоняет голову вбок, ты надеешься, что он помнит тебя. Эта мнимая надежда казалась единственным шансом на спасение. Его глаза, скрытые длинной сальной челкой, выпытывающе смотрят на тебя.

- Не смотри на меня так, будто не помнишь, - стараешься улыбнуться, что выходит весьма слабовато, - Майки, друг мой, как поживаешь? Это место наполнено воспоминаниями, правда? - мысли сами возникают в твоей голове, автоматически превращаясь в слова. Но это удивительно работает - убийца шелохнулся, смотря на тебя менее убийственно, но не менее изучающе. Он будто вспоминает. Грустным взглядом осматриваешь грязную сырую комнату, покрытую пылью и плесенью.
От стороны Эйнджел слышатся частые всхлипы и молчание. Говорила одна ты. Точнее, вытягивала из себя слова.

- Лет двенадцать назад, не помню точно, кроватка Эйнджел стояла уже на первом этаже, ближе к гостиной. Там еще над кроваткой висела полочка с игрушками. Я все время боялась, что полочка свалится на спящего ребенка. - Ты посмотрела на Эйнджел, обращаясь к ней. - Помнишь?

Девушка отрицательно машет головой, зажимая рот рукой и подавляя крик.

Убийца осматривает помещение так же, как и ты, словно находясь тут впервые.

- Прости, Лори. Твои родители просили скрывать это. - Ты сглотнула. - Для твоего же блага. - Голос дрогнул, глаза наполнились слезами, замелькала белёсая пелена.

- Кто я? - голос девушки сорвался на крик. Та сжалась в стену и заревела.

- Ты - это ты. - Абсурдность кажется истиной, слезы катятся по щекам, ты беззвучно всхлипываешь. - Ты - та, кем захочешь быть. И ты никогда не станешь монстром, жертвой обстоятельств или убитой собственным братом.

Слышишь, как грузная фигура позади тебя делает шаг вперед, большая рука охватывает твою маленькую ладошку, и ты заливаешься слезами. Эйнджел, словно умалишенная, упирается головой в стену. И, с застывшем ужасом на лице, беззвучно что-то шепчет.

- Прости, я обещала не плакать, - свободной рукой закрываешь лицо. Убийца сжимает твою руку, опуская свой подбородок на твое плечо.
Ты жива. Но такой ли жизни ты хотела?..


Категории: Результаты моих тестов
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 19 марта 2017 г.
жертва обстоятельств; Профессор Безоблачного Неба 18:19:45
Подробнее…Тебя зовут - Кассандра (Кэсси), извини, что тебе пришлось придумать имя :с

­­ ­­
- Да брось, сестра, давай! - его уговоры уже конкретно достали тебя, но ты ничего не можешь сделать. Ты пообещала матери, что будешь следить за братом-прuдyрком, хоть была младше его почти на четыре года. Сейчас же он пытался уговорить тебя на поездку в лесистую местность вместе с его друзьями - там, конечно, были и твои знакомые, но вы не слишком хорошо общались.

- Пит, я... Черт, да это тупо! Ты знаешь, я не любитель подобной ереси! А если мы нарвемся на копов или бомжей? - ты усмехнулась, - Серьезно, лучше съездить в гости к нашей тетушке Хильде, там такая же глушь!

- Ты не понимаешь, сис! Это реально круто. Два дня вдали от цивилизации, рядом с заброшенным лагерем. Адреналин! Впечатления! Сис, будет, что вспомнить! Не ты ли пыталась вытащить меня на улицу последние месяца два? Вот, сам прошу! Тем более, у Криса день рождения, а он хотел отметить его на природе.

- Я знать не знаю никакого Криса! Знаешь что - катись в этот лагерь сам. Я под этим не подписывалась, - сама не понимаешь причину своей агрессии, но почему-то тебе очень захотелось ударить собственного брата. Тот, услышав твой резкий отказ и посыл его куда подальше, замолчал, вздрогнул, моментально погрустнел.

- Да, извини.

Понимая, что перебарщиваешь, ты попыталась схватить за руку брата, который уже собрался уходить.

- Ладно, я переборщила, прости. Мне очень жаль, но я правда не хочу ехать, - тебе искренне жаль, что пришлось накричать. Но ведь он и сам виноват - ты же сказала "нет", зачем уговаривать и разжигать конфликт?

- Кэсси, ну, чего ты! Как будто я тебя о многом прошу.

И тебе пришлось ехать.

***


Поездка в машине казалась невыносимой, вас было семеро, но, правда, хотя бы всем хватило место (тот самый Крис был обладателем новенького "доджа"), и не пришлось кого-то оставлять в багажнике.
Тебя жутко трясло, кружилась голова, и все, что ты хотела, чтобы эти два чертовых дня скорее закончились, и ты вернулась домой. Не понимая своего резко негативного отношения к путешествию, ты ощутила странное предчувствие чего-то очень нехорошего.

- Ты - Кэсси, верно? Сестра Питера? - голубоглазая блондинистая (как ты отметила по темным корням - крашеная) девушка мило улыбнулась тебе, развернувшись через кресло и встав на колени. Она выглядела дружелюбно, но почему-то тебе становилось неловко от его выпытывающего взгляда.

- Да, - коротко отрезала ты, не проявляя особой инициативы для дальнейшего разговора, но собеседница этого не заметила.

- Меня зовут Меган. Надеюсь, мы подружимся, - Меган протянула тебе руку, чтобы пожать, но в ту же секунду машину резко тряхнуло, и она ударилась головой об потолок автомобиля, - Крис, чтоб тебя!

Все, включая Меган, засмеялись, но ты сдержанно прикусила губу, надеясь, что ничего серьезного действительно не случится.

***


Густой молочно-белый туман окутал всю округу в свои объятия, да так, что дальше собственной руки не видно абсолютно ничего. Скрылись высокие сосны, жухлая трава и шаткий деревянный мост через давно пересохшую речку, что сейчас превратилась в продолговатый овражек.

Делаешь неуверенный шаг вперед, отставая от всей остальной группы, веселившихся и что-то обсуждающих ребят. Ступни невольно наступают на сучья, ломая их, что вновь и вновь вызывает ощущение чужого присутствия - будто кто-то ходит по твоим следам, будто кто-то наблюдает. Откуда-то слева проносится ворон, своим карканьем навлекая такое беспокойство, что ты готова дать деру от туда сию же секунду. Только ты замечаешь, что ребята отдалились, а машина стоит позади тебя на шоссе, ты поняла, что это идеальный шанс.

- Кэс? Как поездочка? - твой брат схватил тебя за локоть и повел вперед. Ты споткнулась об какую-то корягу, что-то пискнула, но Питер не обратил внимание.

- Меня чуть не стошнило! Еще и этот твой Крис - он вообще водить умеет? - ты пыталась вырвать локоть, протестующе промычала, но брат лишь улыбнулся, а вскоре рассмеялся.

- Да брось, это только начало!

- Это меня и пугает, - ком привалил к горло, ты отшатнулась от брата, который отвлекся от тебя и что-то крикнул остальным. Ты сжалась, пытаясь вспомнить что-то хорошее и забыться.

***


Вечер наступил слишком быстро - небо потемнело, выступили холодные бледные звезды; туман спал, и ты увидела лесистые дали и широкое озеро, водная гладь которого рябела от легкого срывающегося ветра. Атмосфера вокруг умиротворяла, но было что-то, не дающее покоя, что-то, что порой ночами мешает уснуть.
Все сидели у костра и что-то бурно обсуждали, ели, пили содовую из бутылок и играли на желания.
Несмотря на лето, с приходом вечера сильно похолодало, и ты, съежившись, куталась в старую толстовку.

- Ну, что, ребят, по пиву? На сон грядущий, - какой-то незнакомый тебе темноволосый парень выволок из палатки ящик пива. Остальные встретили его предложение одобрительно, загоготали и закивали головами. Всем раздали по банке, ты тоже взяла, чтобы потом к тебе никто не пристал с вопросами и предложениями выпить, однако сделала всего один глоток и, поморщившись, отправила банку в сторону.

Все расслабились, Крис целовался с Меган, которая проиграла ему на желание, еще одна парочка удалилась в палатку, а ты, постепенно заснула под бренчание на гитаре того темноволосого парня, что предложил всем пиво. Как ты выяснила из его разговора с братом, его звали Джордж. Он выглядел достаточно привлекательно и дружелюбно, но также вызывал у тебя беспокойство.

- Кэсси? Спишь?

Открываешь глаза и видишь перед собой брата, от которого явно пахнет алкоголем и сигаретами. Отмечаешь, что они с другом допили ящик пива и принялись за коньяк, который притащил с собой Крис. Он хвалился им, когда вы еще были в пути.

- А? - садишься и осматриваешь брата. Темноволосый парень позади него прикурил и, затянувшись, выдохнул большие клубни дыма. Вокруг странно пахло - не табаком, а чем-то другим, очень противным, но в то же время сладким. Марихуана. Видимо, они накурились, пока ты задремала.

- Просто к слову, - начал разговор Джордж, - Ты осталась одна, а нас двое, - он расплылся в улыбке и прикусил губу.

Ты недоумевающе осмотрела собеседников. Твой брат засмеялся.

- Мы же не хотим отдавать тебя Джейсону, - сквозь смех проговорил он и тоже затянулся.

- Че? - тебе казалось, что ты еще спишь, поэтому зажмурилась и еще раз открыла глаза, словно это могло помочь тебе. - Кому?

- Здесь бродить маньяк, ты знала? Он убивает всех, кто забредет в эти земли. А красивых девственниц он забирает в свое логово и...

Рука Джорджа проскользнула по твоему бедру, ты ударила того по ладони. На заднем плане ты услышала едкий смех Питера. Он вообще видит, что к тебе пристают? Почему он ничего не делает? Вот же, придурок укуренный!

- Совсем ебнулся? - не стесняясь выражений, толкаешь парня в плечо и отсаживаешься. Сейчас лучше пойти в палатку к Крису и Меган, которые уже успели оставить вас, чтобы полежать у них под боком, а не терпеть этих идиотов. Больше тебя поразило то, что собственный брат и пальцем не шевельнул, видя попытки домогательства.

- Кэсси, мы же пытаемся спасти тебя, - юноши дружно засмеялись, а теперь сам Питер подсел к тебе ближе и завел свои руки к тебе за спину, блокируя пути побега. Джордж облизнул твою щеку, обнимая за талию и придвигаясь ближе. Питер целовал тебя в шею, от него ужасно несло перегаром, и тебе, чтобы сопротивляться, приходилось еще и задерживать дыхание. Собрав все силы, ты дернулась и оттолкнула обоих, грозно крикнув:

- Да я лучше пересплю с маньяком, чем с вами!

Твой голос прозвучал как команда, и в ту же секунду лагерь залился криком ужаса. Ты не успела сообразить сразу же, но кричала явно девушка, возможно Меган.

Джордж и Питер словно протрезвели и, отпрянув от тебя, подскочили с мест. Ты зажмурила глаза, пытаясь прийти в себя. Тебя чуть не изнасиловал собственный брат! Сжав губы, но беззвучно промычала. Ты бы просидела так и дальше, положив руки на голову, если бы крик не повторился.

- Что за херня? - облизнув пересохшие губы, прошептал Джордж, - Меган? - крикнул он и постепенно пошел к палатке, за ним направился Питер. Он обернулся на тебя и попытался улыбнуться, но встретил лишь фак и грозный взгляд. Он понимал, что ты готова убить его, но еще не успел ни о чем пожалеть.

В ту же секунду из стенки палатки вывалилось тело Криса, в его голове торчало лезвие. Ты не смогла определить сразу, но это что-то по размерам превышало обычный нож.
Парни пошатнулись, но замерли на месте, смотря на высокую грузную фигуру, идущую прямо на них.

Ты вскочила с места. Что-то бешеное забурлило в тебе, но умирать здесь ты явно не собиралась. Тебе только что подфартило - избежала изнасилования, а тут - какой-то псих орудует большим ножом.

В отличие от стоящих парней, ты смогла сохранить рассудок и, взяв первое, что попалось под руку - большой осколок той самой бутылки коньяка - выставила его вперед, как оружие.

- Кэсси, ты...

- Закрой рот! - ты вышла вперед и, смотря прямо в непроглядную тьму, попыталась сделать еще шаг, но тело действительно словно парализовало. Нет, нет, только не сейчас! - Эй, слушай, давай обойдемся без драки. Ты убил человека и все еще вооружен, а мне как-то не особо хочется с тобой драться, - крикнула ты в темноту.

Взгляд сам перебежал на палатку, где уединилась первая парочка - Хлоя и Шон, но внутри неё не было ни живой души. Только мертвые тела. Что это за псих?! Неужели из рассказов Джорджа? Вы приехали сюда, чтобы поглазеть на маньяка! Вот умора.

Человек, стоявший в темноте молчал. Радовало то, что хоть не двигался в вашу сторону. Только ты успела об этом подумать, как фигура склонилась над Крисом и, вытащив из его головы мачете (ты смогла рассмотреть, что это точно оно), медленно направилась к вам.

Ты стояла впереди и услышала, как Питер с Джорджем побежали прочь. Трусы! - о тебе и не подумали. Ты решила, что маньяк сначала расправится с тобой, но он ломанулся с места и побежал за этими двумя.
На секунду тебе показалось, что ваши взгляды столкнулись.

***


Ты почувствовала себя немного лучше, но своеобразное оружие выкидывать не стала. Ты бросилась к палатке, где оставила свои вещи, стараясь не смотреть на окровавленные трупы. Было жутко страшно, их безжизненные глаза словно следили за твоими движениями и твердили, что тебе, как и им, не спастись. С трудом справляясь со слезами, ты судорожно выдохнула, обняв голову руками и пытаясь совладать с мыслями.

Тебе все-таки пришлось вернуться к палатке Криса и Меган, чтобы забрать ключи от машины. Водить ты не умела, но тебя это волновало меньше всего, а вот отсутствие ключей могло бы сильно затормозить тебя. Да и возвращение за ними - тоже. Но эта разумная мысль настигла тебя слишком поздно.

Только ты вынырнула обратно из палатки, сглатывая слезы осознания всего произошедшего, он уже успел закончить. Бросив тело Питера с плеч на землю, он дернулся в твою сторону, но не спешил подходить.

- Вот дура! - прошептала ты, уже не сдерживая слез и тихо всхлипывая, - Лучше бы так побежала. Нет же, вернулась за вещами! Все у меня через одно место, - ты села на колени, понимая, что бежать бессмысленно. В прошлом году Питер выиграл соревнования по бегу, а сейчас его догнал этот псих. Уж тебе от него бежать точно глупо! Ты подняла глаза и отметила, что перед тобой стоит мужчина голове на две выше тебя, грузный и широкий в плечах. Ты бы сравнила его со шкафом, но данное сравнение было не к месту, а мышцы убийцы заставляли тебя нервно сглатывать слезы. Да он разорвет тебя без особых усилий.
Также ты заметила, что его лицо скрывала хоккейная маска.

- Пожалуйста, только не в лицо, - прошептала ты, закрывая глаза. Это конец. Все. Тебе всего девятнадцать, но, видимо, это предначертано тебе судьбой. Перед тобой лежал труп собственного брата, но ты совершенно ничего не чувствовала. В голове всплывали его домогательства, и тебе сразу как-то становилось легче. Наверное, такие ублюдки должны умирать, стоит сказать этому психу "спасибо", - Только не в лицо, - повторила ты. Но в это же мгновение в тебе открылось второе дыхание. Ты будто почувствовала какой-то толчок в спину.

Осколок бутылки все еще был в твоей руке. Ты слышишь, как он подходит к тебе, его тяжелые шаги, словно отчет времени, отдаются в твоих ушах. Надежда еще есть. Ты же пообещала. Пообещала себе, что не умрешь!

Делаешь выпад, открывая глаза. Острие бутылки царапает мужчину по груди, тот отпрянул, из раны мощными струями вытекает кровь. Ты прикинула, что удар если не убьет, то хотя бы оглушит противника, ослабит его, а у тебя будет время убежать, но ты просчиталась. Опустив голову к ране, мужчина вновь поднял взгляд на тебя и замахнулся.

В ту же секунду ты ощутила сильный удар по голове, но не с лезвия оружия, а с руки.

***


Если бы у тебя был выбор, ты бы предпочла умереть там, на поляне.
Неужели это правда - то, что сказал Джордж? Тогда странно, что он выбрал тебя - ты не считала себя шибко красавицей. Значит, для него был важен другой пункт. Подумав об этом, ты содрогнулась и упала бы с некоего достаточно мягкого возвышения, если бы не цепь, приковавшая тебя к стене на недлинную дистанцию.

Распахиваешь глаза от невыносимой боли в затылке, руки затекли и ужасно ныли от каждого движения, во рту пересохло, а перед глазами стояли темные круги. Тебе пришлось зажмуриться, чтобы дать проснуться организму и осмотреть место, в котором ты оказалась.
Первое, о чем ты подумала - находилась ты под землей, о чем свидетельствовали отсутствия окон и дверей, сильный запах сырости и гнили, продолговатые формы, неровные стены, покрытые мхом и паутиной и многое другое. Однако "помещение" выглядело довольно обжитым: помимо твоей "кровати", тут были старые пыльные полки, забитые страшно представить чем, коробки с мусором. На противоположной от тебя стене расположилось колесо от телеги, полностью покрытое паутиной и пылью. Через другой шкаф, которые делил помещение на несколько частей, располагалась установка для заточки острых предметов - несложно догадаться, оружия. К большому сожалению, на установке пыли было меньше, словно её использовали.
На "потолке" ты обнаружила особую систему - длинная сеть, протянутая по всему периметру туннеля, кое-где на сети находились колокольчики. Видимо, что эту систему маньяк использовал для отслеживания потенциальных жертв и выявления мест их расположения.

Теперь твое внимание привлек другой объект: возле тебя, совсем близко, но все-таки вне досягаемости твоей ноги, валялся твой рюкзак со всеми вещами, что ты успела собрать. Ты не оставила попыток дотянуться до рюкзака, но лишь беззвучно мычала от бессилия.

Ты попыталась привстать, но в тоже время зашипела от новой порции неприятных ощущений - руки разболелись из-за твоих движений. Ты сжалась в тугой комочек, глотая слезы и вспоминая все молитвы, какие знаешь. Как назло ни одна на ум не приходила.

Наверное, ты бы просидела так и дальше, сложив руки в молитвенном жесте, если бы в десятке метров от себя ты не услышала шум тяжелых шагов. Он приближался к тебе.

Стараешься быть максимально незаметной, чтобы в случае чего не разозлить его и не спровоцировать. Однако, он бы убил тебя сразу же, если бы ему это было нужно.

Вот он появляется из-за поворота, и в сумраке ты все же замечаешь свежую рану на его груди, порванную одежду. Вины ты не чувствуешь, её вытесняет страх, негодование, боль и усталость. Ты не знаешь, сколько провела здесь, но этого тебе хочется узнать меньше, чем:

- Почему Вы не убили меня? - вопрос сам слетает с губ, не успела ты даже осмыслить, что после этого последует, а твое тело не было готово к новому удару. Маньяк на секунду замялся, выпрямился, ты увидела его совсем близко - грузного и страшного. Ты вновь отметила, как ему легко разорвать тебя.

Он молчит. Тебе даже показалось, что он не расслышал или не понял вопроса - говорила ты тихо, а он, вероятно, мог вообще быть глухим или другой национальности. Ты вновь сжалась, но сдержала слезы. Да, впечатление он оказывал пугающее - один его вид заставлял тебя биться от страха, но тот факт, что он не двигался и ничего не предпринимал - успокаивал.

Казалось, прошла целая минута, как он сделал несколько шагов в твою сторону и резко вытянул вперед руку, сжатую в кулаке. Ты бы не поняла его, но инстинкт самосохранения заставлял мозг работать быстрее - ты протянула раскрытые ладони и приняла в них упавший кулон. Несмотря на цепи, ты смогла осмотреть вещицу и, раскрыв незамысловатый механизм, увидела маленькую пожелтевшую от времени фотографию темноволосой женщины. Ты подняла глаза на убийцу. Что он хочет этим сказать? Хвалится безделушкой? Или это подарок?

- К-красивая, - кивком головы указывая на фотографию, заметила ты. Женщина напомнила тебе твою мать, на которую ты была очень похожа: абсолютно одинаковые черты лица, волосы, цвет глаз и даже форма телосложения. Выходит, он...перепутал тебя? Женщина выглядела явно старше тебя, да к тому же и возраст фотографии заставлял задуматься о том, что этой дамы, вероятно, уже нет в живых, - Мне надеть? - если он действительно спутал тебя с этой женщиной, придется немного подыграть ему, может это единственный шанс выйти отсюда.

По действию маньяка - он отступил назад, словно разрешая тебе это сделать, ты надела на шею кулон.

- Спасибо, - сама не зная, зачем это говоришь, ты кивнула для убедительности.

Кто он вообще - этот человек (человек ли)? Что ему от тебя надо? Отпустит ли он тебя? - тысячи вопросов крутились в твоей голове, но не один из них ты не решилась задать стоявшему перед тобой убийце.

- Прости за рану, я, - ты сделала паузу и опомнилась, что обратилась к нему на "ты", - Я просто испугалась. Я не хотела.

Мужчина опустил голову вниз, осматривая себя на предмет повреждения и, словно вспомнив о "царапине", вновь поднял на тебя глаза.

Тот факт, что он не сказал тебе ни слова не переставал настораживать, но ты пыталась игнорировать это беспокойное чувство. Разговорится еще, нужно просто время. Ты попытаешься расположить его к себе, получить доверие - возможность попасть наверх - и тогда сбежишь.

Если это тот маньяк, о котором говорил Джордж - что с тобой будет? Как там он его называл - Джейкоб? Джонсон? Джей...

- Джейсон, - позвала ты, и, несмотря на то, что убийца уже собирался уходить, он резко поднял на тебя голову и приблизился. Ты была уверена, сейчас он действительно смотрит на тебя. И ты чувствовала на себе этот прожигающий взгляд. Он все еще молчал, но тебе казалось, он рад, что слышит свое имя, - Все хорошо, - ты сдавленно улыбнулась, но была искренне рада, что попала с именем. Помявшись еще на месте, мужчина вернулся в ту сторону, откуда пришел, а его шаги отдавались в твоих ушах.

***


Прошло около недели, но ты не могла сказать точно, сколько дней тут провела - примерно семь раз тебя клонило в сон - наступала ночь. А возможно ты засыпала от полученной травмы и от неимоверной усталости. Дискомфорт создавал не столько маньяк, который, впрочем, и не трогал тебя, а лишь смотрел (ты просто чувствовала его взгляд!), сколько окружающая атмосфера и условия содержания. Конечно, это, черт возьми, логово убийцы, от него не стоит ждать чего-то необыкновенного, но мириться с мышами и крысами, бегающими по периметру, с отвратительным запахом гнили и, конечно же, со своими физиологическими потребностями было очень сложно. Если с голодом ты еще справлялась - убийца притащил рюкзаки остальных членов твоей группы, в которых явно было что-то из съестных припасов. И, к твоему большому удивлению, на твою просьбу "поставить рюкзаки поближе к тебе" маньяк так и сделал. Следовательно, ты получила одобрение на то, чтобы покопаться в них и не умереть с голоду. Вопрос о мочеиспускании и прочих "прелестях" сразу же стал ребром. Поначалу ты терпела и как таковых неудобств не чувствовала, но, все-таки, даже день чисто физиологически человеку трудно продержаться, "держа все в себе". Ты не знала, как об этом поговорить с маньяком, но это был действительно стоящий повод для того, чтобы выйти на улицу, справить нужду и, конечно же, тупо подышать свежим воздухом. Ты не стала раздумывать план, а действовала сгоряча, чтобы не жалеть:

Только ты услышала звук открывающегося люка (он явно шел наверх - на волю), резкий спуск чего-то тяжелого и последующие шаги, ты выпрямилась. Торчишь ты тут уже (примерно) часов пять-шесть и явно просидишь тут еще, поэтому, пока маньяк настроен на "разговор", стоит использовать этот шанс сполна.

- Джейсон, - тихо позвала ты, дождавшись, пока убийца скинет очередной труп (это была темноволосая Хлоя) в другое помещение и вернется. Он сразу же остановился, уставился на тебя. Тебе казалось, что его имя кажется ему одновременно приятным и непривычным, и он сам точно не знает, от кого его слышит. Он же перепутал тебя с той женщиной! А если, он так трепетно хранит её кулон, она хорошо к нему относилась. Поэтому и ты решила хорошо к нему относиться. - Я... Мне нужно выйти. Понимаешь?

Тебе было чертовски некомфортно говорить об этом с ним не столько как с маньяком, сколько с человеком противоположного пола. Даже с братом ты не позволяла себе обсуждать подобные вопросы - это попросту некрасиво. Да и строение выделительной системы у обоих полов различается, он мог и не понять тебя.
Но, все-таки, эта мускулистая глыба - тоже человек, он же знает, о чем ты. Знает ведь?

Ты начала в этом сомневаться в этом, ведь мужчина уже около минуты просто стоял и смотрел на тебя. Изучающий взгляд был непривычен, но ты старалась не замечать его.

- Не заставляй меня повторять, будь джентльменом, - ласково попросила ты, выдавливая из себя улыбку, которая, собственно, выглядела весьма искренне.

Убийца в пару шагов приблизился к тебе, да так стремительно, что в первое мгновение ты подумала, что он лучше еще раз хорошенько ударит тебя, чем выпустит. Но он не стал поднимать на тебя руку, вместо этого терпеливо, но быстро разобрался с замком на наручниках, лишавших тебя свободы. Поначалу ты не поверила в то, что это действительно происходит.

Убийца силой поднял тебя на ноги, но, наверное, чисто для того, чтобы поторопить тебя, а не причинить новую порцию боли. Он, как обычно, молчал и скоро шел вперед, а ты, спотыкаясь о какие-то торчащие коряги и шугаясь мышей, плелась сзади. Мужчина рывком открыл люк, который, собственно, показался тебе весьма тяжелым, и первым вылез из подземелья, постоянно на тебя оборачиваясь, словно у тебя были пути отступления. Вновь применяя силу, вытащил тебя вслед за собой, ты же болезненно сжала зубы, но и не пискнула об этом.

Он вывел тебя на улицу через какой-то пусть и старый, но вполне целый дом с двускатной крышей и достаточно приятным фасадом. Как ты успела заметить, проходя через комнаты, все вокруг было грязным и обшарпанным, изнеможенным и изношенным. Сколько лет этим вещам - ты боялась представить, но они горделиво дополняли пристанище этого психопата, делая место более зловещим и пугающим.

На улице уже рассвело, солнце приятно щекотало кожу, ветра не было, однако по небу плыли грузные облака, словно предвещая скорое изменение погоды в худшую сторону.

Он резко развернулся, только вы отошли от дома на несколько шагов в сторону леса. Впрочем, не следовало рассчитывать на современную сантехнику, но надежда в тебе все-равно не гасла. Сейчас же от неё не осталось и следа. Ты помялась на месте, осмотрелась, словно прикидывая, настолько ли тебе нужно в туалет. Но, раз пришли, шанс надо использовать.

- Только не подсматривай, - в любой другой ситуации ты бы подмигнула, но никак ни в этой. Пройдя за несколько деревьев, ты обернулась и не сдержала самодовольной улыбки, увидев, что убийца отвернулся. Какой культурный малый - за совокупляющимися людьми подсматривать не стесняется, а за испражняющимися дамами - да.

Отойдя еще, ты сделала свое дело, но понимала, что долго тебе рассиживаться тут не дадут, а обдумывать план надо быстро. Хотя, чего тут обдумывать: ломанулась - и поминай, как звали! Плевать, что он догнал Питера да и любого другого марафонца бы легко настиг, адреналин прибавлял тебе сил и уверенности, а запах свободы дурманил голову.

Не раздумывая, ты осторожно начала отдаляться от массивной фигуры мужчины, сначала тихо и осторожно - на тут случай, если он повернется, потом все быстрее и проворнее. И вот, спустя секунд десять, ты стремглав бежишь от преследующего тебя убийцы, который почти сразу же заподозрил обман, но дал тебе насытиться чувством собственного достоинства. Если ты выживешь - ближайшие лет двадцать тебе запрещены вылазки на воздух, а как ты собралась справлять нужду - никого не волнует.

Ты слышала его быстрые шаги, которые через мгновение превратились в яростную гонку, а потом и вовсе перестала обращать на звуки внимания, концентрируясь лишь на собственных ногах и на дыхании через нос, чтобы не запыхаться слишком рано.

Куда ты бежала? - да кто его знает. Ноги несли тебя, ведь ты понимала, что убегаешь от смерти и заточения, а куда - неважно. Главное - отсюда.

Тебе показалось, он просто озверел, так легко и глупо проведенный какой-то девкой. Однако, если он убьет тебя - на этом весь кошмар закончится. Может именно этого ты хочешь?

Видимо, он прошарил лес вдоль и поперек, раз так быстро нашел пути обхода и кинулся на тебя сверху с какого-то склона, словно хищник на добычу. И это сравнение как никогда подходящее.

Ты завопила, но на чрезмерно истошный крик тебе просто не хватило сил. Он, держа тебя над землей, сдавил грубыми руками твое горло, перед глазами все мгновенно поплыло, и ты едва различала его расплывчатый силуэт. Но он остановился, резко отпустил тебя, словно обжегся. Но на самом деле, он вспомнил, только его взгляд упал на кулон, все еще висевший на твоей шее. Тебе повезло. Или, скорее, не повезло?..

Ты, упав на землю, зашипела и, с трудом поднявшись, задергалась, только в мозг поступила необходимая доза кислорода. Начала биться, махать руками и протестующе скулить. Убийца схватил тебя за правое запястье и резко дернулся в сторону, пытаясь встряхнуть тебя и, вероятно, действительно покалечить, чтобы показать, кто тут главный. Ты взвыла.

Боль потупила все остальные чувства, в глазах опять потемнело, настолько сильно, что на мгновение ты не различала ничего, кроме непроглядного мрака.
Ты перестала чувствовать собственную руку, но в дальнейшем убедилась, что это не перелом, а просто порванные связки. Ха! - пустяк. Но только это, конечно, был совершенно не пустяк. Теперь-то ты бы не смогла убежать, терпя жгучую боль в руке и не имея возможности облокотиться.

Ты разревелась, словно маленькая девочка, не получившая заветную игрушку. Только плакала ты не от обиды или напоказ, а от горя, боли и страха.

- Лучшей убей меня! Лучше убей сразу! - взмолилась ты, неповрежденной рукой хватая убийцу за маску, пытаясь сорвать её. Но сильная рука маньяка хватает тебя за запястье и резко отдергивает, правда в этот раз ничего не разорвав. Бросив на тебя презренный взгляд, резко потянул в свою сторону. Прислонив больную руку к себе, ты накрыла её здоровой, словно пытаясь защититься от дальнейших ударов, но их не последовало.

Мужчина взял тебя на руки и понес в обратную сторону, в свое логово, заточение в котором казалось тебе хуже смерти. Ты чувствовала его сильное тело, но на удивление ни слышала его дыхания, не чувствовала теплоты его кожи - словно мертвец. Только ты успела об этом подумать и, глотнув новый напор слез, провалилась в спасительный сон.

***


Ты снова проснулась в том же подземелье, на том же самом месте, но был один факт, который не мог тебя не радовать в такой отчаянной ситуации - убийца не пристегнул наручниками больную руку, дав тебе немного больше свободного пространства и возможность дотянуться до своего рюкзака. В поход ты взяла с собой радио-телефон, который ловил бы хоть в заброшенной шахте, хоть на луне, хоть под водой, поэтому это был твой шанс на спасение. Единственный, после той неудачной попытки побега.

Однако, дёрнув рукой, тебя ждало небывалое разочарование - ты моментально ощутила приступ жгучей боли, от запястья разлившейся по всей конечности. Ты непроизвольно протянула вторую руку, чтобы прижать ту к себе и унять боль, но только звякнула наручниками и зашипела от сжатия твоих настрадавшихся запястий.

Тебе хотелось, чтобы он поскорее спустился вниз, ты должна была поговорить с ним. Пусть он не отвечает, ты убедилась, что он понимает тебя, значит случай не безнадежный, и шанс еще есть. Ты попыталась успокоиться, чтобы привести мысли в порядок и решить (скорее решиться), как ты будешь просить убийцу о помощи. С больной рукой ты так не пролежишь, а, раз не постеснялась говорить про туалет, про это ты промолчать точно не сможешь. Правда, захочет ли он слушать? Или, скорее разорвет связки на втором запястье, пытаясь заткнуть тебя?

Ты вновь попыталась помолиться, но только лишь вызвала новый приступ слез, выступавших будто сами по себе. Сделав глубокий вдох и проводив боязливым взглядом спрятавшегося в норку огромного паука, ты осмотрелась. В комнате ничего не изменилось, но это было лишь твоим минутным занятием для коротания времени, ты знала, что ничего тут не увидишь.

Есть не хотелось. Страх убивал весь голод, а в твоем желудке, казалось, образовалась огромная дыра из ничего, поглощающая все светлое в твоем организме. Глупая мысль, но живот от волнения болел жутко - вырабатывался адреналин.

Он зашел в помещение так резко, что от взмаха твоей головы звякнул металл наручников, заставляя тебя задуматься о том, сколько еще ты протянешь. Не сколько пробудешь конкретно здесь, а сколько тебе остается жить вообще.

- Джейсон? - зная, куда надавить, ты поднимаешь на мужчину полные печали и сожаления глаза. Он смотрит на тебя, не отрываясь, словно загипнотизированный, - Мне так жаль. Я знаю, получила по заслугам, - в конце предложения ты специально понизила тон для большей драматичности и всхлипнула. Мужчина сделал несколько шагов по направлению к твоему матрасу, - Но, пожалуйста. Теперь ты не будешь мне доверять, но поверь, с травмой мне будет тяжелее убежать, - ты говорила медленно, разжевывая слова, однако слукавила, не сказав "невозможно убежать", - Пожалуйста, очень тебя прошу, Джейсон, есть ли тут аптечка? Хоть какие-нибудь медикаменты? Пожалуйста, иначе я умру от этой боли, - конечно, ты бы не умерла, но это как-то подействовало на мужчину: тот замешкался, осмотрелся, словно впервые находясь в этом помещении и не зная, что тут есть и чего нет. Он снова не сказал тебе ни слова, но что-то подсказывало тебе, что он найдет необходимый тебе предмет, и ты хотя бы наложишь шину, чтобы смягчить боль. Убийца вышел.

Ты почувствовала невыносимую сухость во рту, еще раз осторожно приподняла правую руку, но вновь всхлипнула от нахлынувшей боли. Тебя ужасно клонило в сон, веки смыкались, голова болела от прошлого удара, но ты пыталась держаться в сознании, чтобы дождаться маньяка и оказать себе помощь. Скорее всего, он не освободит другую руку, но ты можешь попросить его помочь с наложением шины. Вроде бы, он уже успокоился и готов к дальнейшему контакту, а ты не рискуешь получить новые травмы.

Мужчина вернулся спустя несколько десятков минут, и ты уже успела прикрыть глаза, пытаясь не уснуть, но сразу же вскочила, услышав его шаги. В руке он действительно держал какой-то небольшой чемоданчик, очень пыльный, краска потрескалась и отваливалась, однако замок держался, а на одной стороне кейса можно было заметить потускневший красный крест. Ты была совсем растрогана. Наверное, именно это называют стокгольмским синдромом - тебе стало так жаль Джейсона, что ты едва сдерживала слезы. Он ведь тут один, незнамо сколько лет. Живет в каком-то чертовом подземелье, убивает туристов. Да, пусть убивает! Он ведь помог тебе - спас от изнасилования, а сам даже не притронулся к тебе. Он пытается о тебе заботится, выполняет твои просьбы; сейчас ты почувствовала невыносимую жалость и благодарность к нему.

Ты не понимала ни его, ни себя, но рука сама дрогнула к заветной коробочке. Он, видя, что ты не можешь взять её сама, подошел ближе, без труда открыл кейс и протянул ладони к тебе, чтобы помочь с перевязкой.

Он умеет? Видимо - да, однако своей ране он должного внимания не уделил, а постепенно зарастающий, огромный порез все еще красовался на его груди.

- Поможешь, да? Спасибо, - говоря тем же ласковым тоном, поблагодарила ты. Странный он. Надо же было до сих пор не понять, что он перепутал тебя с этой женщиной на фотографии. Ты мельком взгляда на висевший на твоей шее медальон, что переливался в тусклом свете лампочки. Эта женщина - кто она? Сомнений нет, Джейсон знал её. Жаль, что тебе не удалось сорвать с него маску, возможно, они похожи, и ты бы смогла определить, являлись ли они друг другу родственниками. Вероятно - да, эта женщина могла быть его мамой или бабушкой. А может и сестрой, ты же не знала наверняка (да даже приблизительно сказать не могла), сколько лет сидящему перед тобой мужчине.

Все то время, пока ты мысленно рассуждала, убийца держал твое хрупкое запястье в своей сильной руке, но ты едва чувствовала его прикосновения. Другой рукой он копался в аптечке, словно не зная, для чего все эти баночки, пакетики и рулончики.

- Давай я объясню, - подбодрила ты, не упустив возможности в очередной раз улыбнуться, - Вот этот белый сверток - бинт. Его используют для перевязки ран. Очень полезная вещь, - ты кивком головы указала на бинт, мужчина послушно просверлил его взглядом, - Нам тоже понадобится бинт, но сначала стоит взять что-то... - ты замялась, - что-то плоское и недлинное. Я буду учить тебя накладывать шины. Возьми, пожалуйста, мой рюкзак.

Ты попыталась напрячь память, взяла ли с собой что-то подобное, убийца же рывком поднял рюкзак. В это же мгновение ты бросила взгляд на свои пальцы, на свои ногти. Точно, пилочка!

- Там лежит небольшая розовая сумочка, достань её.

Убийца начал шарить по твоему рюкзака, ты почувствовала, как порозовели твои уши, ведь совсем забыла, что с собой вообще брала и что маньяк мог бы там найти. Однако, розовая косметичка была найдена спустя пару секунд, и ты торжествующе улыбнулась, не забывая похвалить мужчину.

- А теперь открой её и найди там такой предмет. Я покажу, как он выглядит.

Убийца, вместо того, что бы искать, просто вывернул сумочку, и все её содержимое посыпалось на матрас, некоторые скляночки звонко отскочили. Стало как-то грустно.

- Вот она, - мысленно ты не переставала радоваться тому, как легко все идет. Мужчина схватил указанный предмет и повертел его в руках, изучая, - Это пилочка. Для ногтей, - объяснила ты, но почему-то была уверена, что Джейсон все равно ничего не понял. В любом случае, это было не так важно.

Далее, по твоему указанию, он приложил вещицу к твоему запястью и, медленно переворачивая в руках непривычный бинт, обмотал пилочку, закрепив тем самым её, как стержень. Все было готово, но в целом в аптечке не было ничего важного, что могло бы еще понадобиться - у всех лекарств вышел срок годности, жгут сейчас был совершенно не к месту, медицинские маски порвались, а лейкопластырь отсырел. Видимо, тебе в который раз повезло.

Только убийца отстранился от твоей руки, встретил новое, совершенно не знакомое слово:

- А теперь завяжи бантик.

Ты сразу поняла, что никакой бантик он не завяжет, поэтому, сильно напрягая левую руку и поднимая правую, смогла спрятать конец бинта под первыми слоями, но не была уверена, продержится ли такой способ достаточно долго.

- Джейсон, - прошептала ты, но убийца совершенно точно расслышал свое имя, вновь уставился на тебя. В отверстиях маски ты видела его глаза, но не смогла определить их цвета из-за плохого освещения. Он смотрел на тебя, явно чего-то ожидая, - Пожалуйста, прости меня. Я знаю, тебе пришлось так много пережить, ты так много страдал, - ты приблизилась к нему, слезы сами побежали по щекам. Мужчина прислонил свои пальцы к твоим плечам, словно придерживая тебя от падения, - Мне так жаль. Обещаю, я больше никуда не уйду. Никогда не оставлю тебя.

И, сама не понимая перемены своего восприятия, обняла убийцу забинтованной рукой и громко заплакала. Эта женщина его мать, и тебе придется сыграть её, если хочется жить. Вернее, ты была уже не против ненадолго притвориться ей - это будет весьма увлекательно, пусть и рискованно. Ты хотела помочь ему, ты чувствовала, что он действительно нуждается в тебе, ведь кроме тебя у него больше никого нет. И, возможно, так ты сможешь спасти жизни ни в чем неповинных людей.


Категории: Результаты моих тестов, Яняша
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
вторник, 30 августа 2016 г.
kate~* Профессор Безоблачного Неба 19:15:34
Within temptation - Jillian

Темнота вокруг глаз колола, а все, что ты могла видеть благодаря яркому свету передних фар - очертания деревьев и шоссе. В воздухе стоял запах хвои и сырости, а прохладный октябрьский ветер щекотал кожу. Далеко-далеко в небе горели редкие звезды, но это совершенно не помогало справиться с нарастающим беспокойством и страхом. Ты стояла, облокотившись об машину, и осматривала ближайшее окружение. Глаза постепенно привыкали к темноте, и ты смогла различить вытоптанную тропинку, влажную после дождя землю и сплошные деревья. Из-за этого кажется, на этом уголке мира воздуха будет хватать всегда и всем. Ты приехала сюда пару минут назад на своей черной "хонде" и ждала человека, который обещал тебя подстраховать в одном деле. А дело было связано с одним мужчиной. Этого мужчину ты почти не знала, но у него было то, что нужно было тебе. Он обещал продать тебе свою часть предприятия, а благодаря этому ты бы владела всей организацией, не имея конкуренции, поэтому выбор был очевиден. Конечно, доверять малознакомому человеку ты не стала, поэтому пришлось перестраховаться и попросить одного человека помочь. Человек согласился, но условия его согласия тебя до сих пор были неизвестны.
И сейчас же ты находилась возле глухого и богом забытого леса, стараясь скрасить свой досуг созерцанием ночных пейзажей. Человек прийти с тобой не мог, поэтому попросил забрать его именно здесь, а потом уже привезти на место встречи. Твой партнер был иностранец, поэтому ему, проживающему в другом часовом поясе, ничего не стоило не спать в ночное время суток, а вот тебя уже конкретно клонило в сон. Ты решила, что если человек не подойдет в ближайшие полчаса, поедешь на встречу одна.

Только ты прикрыла глаза, поражаясь, почему в лесной местности ты не заметила ни одного комара, послышались едва уловимые шаги. Даже не шаги, а треск сухих сучьев под ногами. Глаза ты распахнула сразу же, вглядываясь в непривычную вырвизглазную темноту. И ты увидела силуэт, что во мраке и светлой одежде казался крайне выделяющимся. Фигура шагала медленно, однако точно в твоем направлении. Ты выпрямилась, готовясь в нужный момент достать из сумочки травматический пистолет, что ты припасла на "всякий пожарный".
Фигура приблизилась на расстояние двух вытянутых рук, а твои пальцы уже сжимали оружие.

- Что ты делала в лесу? - спрашиваешь ты, отпуская из рук пистолет и убирая из сумочки руку. Фигура совсем близко, но молчит. И только сейчас, освещенная яркими фарами, она закрывает лицо рукой, отступая назад.

- Выключи, - бросает женский голос, легким эхом доносясь до твоих ушей. Ты прыснула со смеху, однако фары не выключила, наблюдая за дальнейшими действиями девушки в белой, явно помятой и поношенной толстовке. Недлинные темные волосы прядями вылезали из капюшона, закрывая воротник и шею. Лица не видно, - руку она не убрала.

- Если я выключу фары, не смогу тебя увидеть, - констатируешь ты, делая шаг вперед, демонстрируя, что ничего плохого той не сделаешь, и она может подойти и сесть в машину, - Нападешь еще, а я защититься не смогу. - аргументы были бесспорные, однако девушке понравилась твоя игра в храбреца.

- Я и при свете фар смогу напасть, - достаточно отчетливо отозвалась темноволосая, немного опуская руку, - Я все-таки на тебя не работаю. - безусловно, она была права. Но тебе казалось, что девушка весьма дружелюбно настроена по отношению к тебе и не сделает ничего противозаконного. Ведь и знакомы вы от сила два месяца, пусть ты и смотрела новости, зная о ней ранее. Вообще, ты могла бы быть одной из её жертв, если не товарищ Случай.
У тебя раньше был знакомый, жуткий бабник, однако весьма приятный человек. Да он любил выпить и, никто не отрицает, наркотиками баловался, но он был настоящим другом. В любую минуту он мог прийти тебе на помощь, стоило только попросить. И тогда на одной из посиделок в компании однокурсников, он поделился со всеми, что ему кажется, что за ним кто-то следит. Постоянно. По ночам его мучают либо кошмары, либо бессонница, а стоит ему лишний раз осмотреться, повсюду мерещится одна и та же фигура. Конечно, друзья приняли это за пьяные бредни, мол, молодого парня уже навестила белочка, но ты так не считала. Ты подумала, что ему действительно далеко не в кайф живется. Он, обиженный смехом других, вышел с бара, покурить. Ты не курила, но выбежала за ним, пытаясь привести в чувство и ободрить. Однако, только ты вышла на морозный ночной воздух, как услышала громкий крик своего друга. Осмотревшись, ты так и не обнаружила его, но побежав предположительно на звук, кинулась за угол.

Я так долго мечтала
Найти смысл и разгадать
Тайну жизни.
Но почему я снова должна пытаться?


Ты нашла друга уже лежащем без жизни на алом снегу и застыла в безмолвном ужасе, боясь поверить, что он и вправду мертв. Из его затылка хлестала кровь, а поодаль ты тоже заметила фигуру. По описанию друга, это была невысокий и довольно худощавый человек. Он всегда носил белую толстовку и странную маску на лице, изображающую монстра с открытым черным ртом. Он делился тем, что ему казалось, это и не маска вовсе.
Человек заметил тебя и сделал шаг вперед. Ты понимала, что конец сейчас может настать и тебе, если ты не сделаешь правильный выбор. Сорвавшись с места, ты побежала обратно в бар, боясь оборачиваться. На секунду тебе показалось, что ты слышала женский смех.

А потом она стала приходить к тебе. Вживую. Просто сидела у кровати и пялилась. Часами. Ты спрашивала, зачем она это сделала, кто она и убьет ли тебя. Но ответила она только на первый вопрос.
"Мне сказали".
Ты спросила, на кого она работает, но девушка на разговор не была настроена и больше ничего тебе не ответила. Конечно, в её присутствии сон уходил, на прощание помахав белым платочком, поэтому в первый же день ты буквально пила только одно кофе, чтобы не показаться слабой перед этой маньячкой. Что она хочет от тебя, ты так и не поняла.
Однако, смелость тебя не оставила, и ты даже пробовала угрожать ей полицией и выгонять, но потом ты застыла, когда девушка не подала не единого признака жизни. Обычно она меняла позу или начинала ходить по комнате, но сейчас ты была уверена, что та спала.

- Это взаимовыгодный обмен, - пояснила ты, - Ты мне - рабочие руки и внушительный вид, я тебе... - ты замолчала, - Могу заплатить. - ты до сих пор не поняла, почему она согласилась. Изначально, узнав о предложении партнера, ты попросила её помочь чисто в шутку, ведь тогда между вами были уже более доверительные отношения. Да, она не переставала пугать тебя ночными визитами, резкими уходами и голосом в абсолютной темноте, ты более-менее к этому привыкала. А когда девушка не приходила после полуночи, как делала обычно, ты даже начинала паниковать. Конечно, если её поймают, в мире станет немного безопаснее, но ты была уверена, что не так уж она и безнадежна. Все же преступники раньше были обыкновенными людьми. Просто их что-то подвигло. И ты хотела узнать её причину, помочь ей. Пусть даже, подружиться или элементарное - выслушать. Она девушка, она рано или поздно расколется, морально она достаточно слаба.
Правда, ты её не знала. Ни имени, ни возраста, ни внешности. Ничего.

- Мне не нужны деньги, - она опустила руку, убрала обе в карманы, а твоему взору пристала та самая маска монстра с черным ртом. Она поравнялась с тобой, избегая попадания света в глаза и остановилась возле тебя буквально в шаге. Тебя такая близость напрягла, а в сумочку за пистолетом было залезть все труднее. Заметит, как пить дать.

- Чего? - сглотнув подступающий комок, ты пыталась посмотреть в её глаза, но это было из ряда фантастики. Тебе даже подумалось, какая она, по ту сторону? Чего хочет, кого любит, на кого равняется? Есть ли у неё друзья вообще? Кто она, черт возьми? Тебе хотелось узнать все это, но ты прекрасно понимала, она не скажет ни слова без собственной выгоды. Ну, или без выгоды своему господину. Она так к нему относилась и называла, поэтому ты сделала вывод, что она фанатка своего босса. Явно мафия. Местные якудзы, наверное. Дело дрянь, проблемы с мафией тебе не нужны.

- Страшно? - спросила она, а её шепот прозвучал необычно пугающе. Раньше её голос был монотонным и безучастным, будто она совсем не заинтересовала в разговоре, а сейчас чувствовалось полное присутствие. Она явно сказала то, что хотела сказать.

- Ага, - честно призналась ты, показательно хмыкнув. Да, ты не из робкого десятка, но сейчас тебе действительно больше всего хотелось оказаться в теплой кровати где-нибудь на курорте в номере с видом на океан.


Неужели мы обе всегда
Будем узнавать правду, лишь встретившись с ней лицом к лицу?
Неужели я никогда не освобожусь
И не сброшу эти цепи?


Девушка едва слышно усмехается, но отходит от тебя, обходя сзади и садится в машину на переднее сидение. Ты подумала, это хорошо, она бы могла сесть сзади и задушить тебя, а так - остается на виду. Ты выдохнула, как только дверь машины хлопнула, и последовала примеру темноволосой. Вставляя ключ зажигания, ты чувствовала каждой клеточкой тела, как она пожирает тебя взглядом.

- Не пойму, то ли ты сумасшедшая, то ли глупая, - отозвалась девушка, ерзая в кресле. От неё пахло сыростью, будто та валялась в канаве все время, пока ты ждала её. Ты старалась не обращать на это внимание, однако она впервые была так близко, прямо под боком, и вы впервые болтали так непринужденно. Будто подружки после разлуки встретились, - Но я уверена, дело стоящее, - ты не успела определиться, польстили ли тебе эти слова или наоборот - поставили в еще больший ступор.
Машина завелась, и ты тронулась с места, стараясь поглядывать на девушку и контролировать её действия. Ты не знала, что она могла выдать на этот раз. Помнится, как-то однажды она уже помогала тебе, а ты до сих пор у неё в должниках, ведь взамен она ничего не просит. Будто ей самой это интересно.

Была зима, и ты отправлялась домой с пар уже в шестом часу. Жила ты тогда в другом районе, находившимся через железную дорогу и множество безлюдных мест, поэтому ты решила немного сократить, проходя между домами. Пусть и темно, но кто-нибудь да должен гулять в такое время. И ты оказалась права. Высокая петляющая фигура, явно мужская и до чертиков пьяная, встретила тебя возле детской площадки да попросила сигаретку. Ты честно призналась, что не куришь и постаралась ливнуть как можно быстрее, но мужчина не дал это сделать, он явно сильнее, к тому же пьяный. Или просто тупой. Или глухой. А может все сразу. До него не дошла суть твои слов, поэтому он продолжил отстаивать свою позицию - присутствие в твоей сумочке табачных веществ. Сначала ты терпеливо слушала его монологи по поводу неправильности нового поколения, отсутствия понимания и его нелегкой судьбы, но когда он полез в твою сумку, ты не выдержала. Оттолкнув того, ты послала пьяницу и поспешила скрыться. Мужчина на удивление устоял на ногах и, что-то прокричав в ответ, побрел своей дорогой. Ты хорошо запомнила этого человека, у него была такая забавная красная куртка, больше похожая на женскую, и шапка, закрывающая его лицо по самый нос. На следующее утро ты как обычно листала каналы на телевизоре и попала на новости, где говорилось о жестоком убийстве обыкновенного бездомного. Ему было нанесено свыше тридцати ножевых ранений, а перед этим он получил сильный удар в голову. Скорее всего, обыкновенный кирпич.
Тебе захотелось плакать от осознания того, что это был тот самый дяденька с улицы. А что бы было, если бы подала ему парочку долларов на курево? Он бы выжил? Она бы не посчитала его опасным для тебя?
Ты бы не назвала это заботой или защитой. Скорее ей нравилось смотреть за тем, как страдаешь ты и другие люди.
Поэтому ты решила использовать это в правильных целях.


Я бы отдала и сердце, и душу,
Я бы все вернула назад, это моя вина.
Моя судьба - одиночество.
И мне придется жить, пока не наступит конец.


Тебе не хотелось вспоминать ничего, что связывало вас ранее, ведь это, так или иначе, настораживало и заставляло совершенно не доверять ей и её мании преследовать тебя во всех местах. Действительно ненормальная, по ней психушка уже не первый год плачет. Нет, не плачет. Ревет горючи слезами. В любую минуту она могла достать свой нож и без зазрения совести изрезать тебя, а ты сидишь и думаешь, что вы похожи на подружек.
Однако не все было так плохо. В знакомстве с ней были и весьма хорошие стороны. По крайней мере, у тебя появился телохранитель, который не доверял абсолютно никакому человеку, что появлялся в твоем окружении. Ты даже стала списывать это на ревность, но от подобной мысли становилось еще хуже. Тем более, её чутье её не подводило, как то она "отгадала" одного твоего сокурсника, что оказался насильником и во всю втирался к тебе в доверие. Нет, до тебя дело не дошло, его повязали раньше, чем он успел пригласить тебя к себе на посиделку с друзьями. Хотя бы за это стоит быть чуточку благодарной этой личности.
А иногда она даже была весьма приятной в общении. Были длинные выходные, а за все их время ты совершенно не с кем не общалась, а когда приглашала кого-то из подружек к себе на девичник или на прогулку, те, при чем абсолютно все, отказывали, ссылаясь на встречу с парнями или завалы на работах. Тебя такое просто не могло обидеть, но под боком, правда только в ночное время суток, днем же ты даже предположить не могла, где она шастала, всегда была эта девушка. Тебе просто надо было кому-то выговориться, и ты рассказала все накопившееся за неделю ей, когда она опять пялилась на тебя больше часа, сидя на одном месте. Её реакция оказалась весьма предсказуемой для простого человека и необычной для неё:

- Серьезно? Тебе уже моей компании мало?

Ты было хотела возразить, что это совершенно другое, - она - убийца из новостей, и вы совершенно не подруги, но промолчала, кинув в ту подушку. Такого поворота она явно не ожидала, поэтому даже рыпнуться не успела, получив удар прямо по лицу. Ну, по маске.

- А если я? - с этими словами она кинула тебе эту подушку обратно, явно не собираясь участвовать в таком ребячестве. Ну, или так показалось на первый взгляд, потому что потом вы перекидали друг другу все подушки, что были найдены в доме. Ты в основном промазывала, ибо девушка имела хороший скил в боях (но не факт, что в подушечных), поэтому быстро уклонялась. Сама же она даже не целилась особо, но ты всегда получала.

- Ладно-ладно! Заключаем перемирие! - воскликнула ты, поднимая часть простыни, как белый флаг. И ты впервые слышала, как та засмеялась. Тихо и очень коротко. Но это был явно искренний и дружелюбный смех.
Все-таки, она не безнадежна.

Я видела и ужасы, и чудеса,
Происходившие прямо на моих глазах.
Неужели я никогда не исправлю все и не освобожусь?


Уже около четырех минут вы едите в полной тишине, успев преодолеть лесополосу и выехать на шоссе. Усталость давала о себе знать, и ты старалась изо всех сил, чтобы не уснуть. Второй час ночи, а ты не пойми где, не пойми с кем, не пойми куда едешь. Девушка молчала, а когда ты повернула на неё голову, было тяжело разобраться, куда она смотрит, а может, сама успела задремать.
Вернувшись взглядом на дорогу, ты плавно повернула руль вправо, и машину послушно последовала заданному направлению. Встреча должна была состояться в одном из знакомых, но чертовски дорогих кафе города. Вроде бы оно было круглосуточное, и проблем возникнуть не должно. Ты прикрыла глаза, стараясь унять в них несильную колющую боль. Наверное, сосуд воспалился.

- Не спи, - слышишь ты и открываешь глаза. Хочется повернуть голову и посмотреть на неё, но та однозначно смотрит на тебя, сомнений уже нет. Интересно все-таки, а что она в конечном итоге сделает с тобой? Ты станешь очередной жертвой, или есть какой-то альтернативный вариант? Лучше первого желательно.
На горизонте показалась заправку, и ты решила скрасить напряженный момент.

- Не голодна? - осторожно спросила ты, сбавляя скорость и глянув на собеседницу. Та отрицательно помотала головой, но ты остановилась. Заправка пустовала, но в пристройке рядом слышались разговоры.

- Куда? - спросила она, резко вздрагивая. Она впервые потянулась к тебе и взяла за запястье, только ты хотела открыть дверь и выйти из машины. Тебя её действие не столько насторожило, сколько рассмешило. Она впервые такая рассредоточенная.

- Пить хочу, - солгала ты, но тебе нравилось, как она резко проявила интерес к твоим поступкам и потребностям. Да и прикосновение её ты чувствовала впервые, пусть и через грубые кожаные перчатки. На самом деле ты не хотела пить, тебе срочно нужно было уединение. Встречать важного партнера с кругами под глазами и совершенно без косметики тебе не хотелось, а дома ты подготовиться не успела. Наконец-то немного поспала. Нужная косметика у тебя была с собой да и зеркало тоже, просто при ней ты краситься не горела желанием. Ты вообще считаешь это достаточно личным делом.
Она отпустила твою руку, но вышла из машины вместе с тобой.

Я бы отдала и сердце, и душу.
Я бы все вернула назад, это моя вина...


Вы вышли из машины и быстро пересекли небольшое кафе, что располагалось в здании. Девушка умело прикрывала свое лицо и шла настолько незаметно, что продавец обратил внимание только на тебя. Найдя туалет, ты открыла дверь и прошла внутрь комнатки, где дам кроме вас двоих не было.

- Какую воду ты собралась пить? - девушка указала кивком головы в сторону раковин и кабинок унитазов, мол, выбирай. Ты фыркнула, но зашла в туалетную кабинку. Та же осталась снаружи, а потом, как ты определила по звукам, включила воду. Ты же быстро достала из сумочки зеркальце и косметичку и начала наскоро наводить красоту на своём лице. Временем на что-то невероятное ты не располагала, поэтому пришлось обойтись тональным кремом, пудрой и подводкой для глаз. Блеск для губ еще держался с вечера, поэтому его ты менять не стала.
Только ты вышла из кабинки, как застала интересную сцену. Темноволосая сняла маску, что сейчас покоилась на подставке для мыла, а сама умывалась.

Некоторое время ты просто стояла и смотрела, однако сама девушка заметила, что ты закончила. Она медленно подняла голову и посмотрела на тебя. У неё было очень светлая кожа и большие глаза серо-зеленого цвета. Тонкие губы и яркие очертания скул. Кровоподтеки на лбу и много небольших следов от царапин - на щеках и подбородке. В целом, она выглядела весьма симпатично, но тебе показалось, что её коже не хватает должного ухода.

- Что скажешь? - нарушила молчание она, уставившись на тебя. И ты впервые увидела, какой у неё взгляд
вроде холодный, а вроде и такой печальный. Видимо, жизнь её знатно помотала.

- Я могу одолжить тебе тональник, - спроста сказала ты, протягивая девушке розовую косметичку. Та усмехается, но надевает маску, не принимая предложение. Она выпрямляется и поворачивается к тебе.

- Ладно, идем.

­­

Категории: Результаты моих тестов
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 28 августа 2016 г.
jane~* Профессор Безоблачного Неба 18:56:41
Within Temptation - Frozen

Сумрак комнаты обволакивал тебя со всем сторон, заставляя глаза машинально закрываться, расслабляя тело и очищая рассудок. Правильно говорят, в темноте лучше думается. Ты сидишь в темной тишине уже минут семнадцать, а твой покой нарушает лишь гул проезжающих за окном машин. Иногда свет фар заглядывает в комнату, и ты неприятно жмуришься.
Конечно, атмосфера вокруг не могла тебя не напрягать, вещь ощущение чужого присутствия не исчезало, однако ты старалась дышать ровно, чувствуя по спине волны холодных мурашек. Голова страдала от тупой боли в затылке, а тело отекло от сидения в одной позе, поэтому, опустив ступни на холодную плитку, ты шумно выдохнула. Четыре дня назад ты попала в пожар в торговом центре. Ты пыталась убежать от пламени, но толпа заполонила все пространство, включая нижний этаж и пути отступления, поэтому пришлось прыгать с окна второго этажа. Ожогов было немного, да и газом ты не успела надышаться, однако от падения ты получила сотрясение мозга. Сейчас голова почти не болела, но тебя не перестает мучать тошнота и бессонница, поэтому сейчас ты просто не хотела спать, разглядывая полупустую больничную палату. Три пустые кровати, на которых из постельных принадлежностей были только матрац и пуховая подушка, четыре стула, старенький стол возле окна и вешалка. Правда возле каждой кровати располагалось по тумбочке, в которую пациент мог положить все, что душе угодно.
Оторвавшись от насиженного места - своей теплой и сырой от пота постели, ты медленно подошла к окну. Ноги едва слушались, ведь ты больше двух дней пролежала пластом, а сейчас энергия из тебя почти лилась.



Я ничего не чувствую,
Кроме холода.
Краски мира потускнели.
А до моей души не достучаться.


Облокачиваясь об подоконник, направляешь свой взгляд на плохо освещённую улицу. Окно твоей палаты выходило на задний двор, поэтому увидеть прибытие новых пациентов или возвращение врачей - было невозможно. Устало осматриваешь далекое пространство - тротуар, редкие фонарные столбы и множество зелени, включая даже цветочные клумбы возле забора. Вокруг все было тихо, будто в эти два часа семнадцать минут мир просто остановился, забрав с собой все краски и звуки. Даже луны и звезд не было видно из-за кучных темных облаков, нависших по всему небу. Однако время не остановилось. Ты заметила, как вдоль забора прошла фигура человека. Незнакомец явно никуда не торопился - его движения были осторожные и медленные. Но путь он точно держал в направлении твоего госпиталя, ведь, обогнув калитку, прокрался через спящего охранника. Правда, этого ты уже не видела, как и лица и одежды незнакомца. Зрение у тебя не наилучшее, да и тусклый фонарный свет мало чем помогал, поэтому приходилось только гадать, к кому и почему ночью пожаловал этот некто.
Ты отошла от окна, стараясь не думать об этом, и вернулась к постели. От царившей в комнате духоты твоя ночная рубашка прилипла к телу, а ты чувствовала себя жутко неуютно. Конечно, холодный душ и что-нибудь вкусненькое сейчас бы не помешало, однако мысли об этом мучали тебя еще больше, чем ежедневные капельницы и неприятная улыбка старенького доктора. Ты перевернула подушку и разложила одеяло поверх простыни, после легла на обновленное ложе. Прохлада разлилась по организму и ты сладко зевнула.
Казалось, ты уже начала проваливаться в сон, как дверь в твою палату резко скрипнула.


Я бы прекратила бег,
Если бы знала, что у меня есть шанс.
Необходимость жертвовать всем разрывает меня,
Но я вынуждена отпустить тебя.


Ты раскрыла глаза и уставилась на вошедшую в комнату фигуру, что оказалась примерно твоего роста. Яркий свет с коридора ударил в глаза и ты закрыла их рукой. От света в спину лицо неизвестного было увидеть еще тяжелее, однако ты прекрасно слышала едва уловимый стук подошвы о кафельную плитку. Свет перестал бить по глазам, оставаясь за закрытой дверью, а фигура плавно прошагала вглубь комнаты, оказываясь возле подножья твое кровати. Мысли отчаянно спутались в голове, и ты просто не знала, что делать. Кто это? Что ему надо? Что ты должна делать?

- Посмотри на меня, - ты услышала негромкий женский голос, эхом отдававшись о стены полупустой палаты. По телу вновь прошлись мурашки, а в памяти сразу всплыли события, связанные с этим голосом. Ты смотришь на неизвестного, что, как оказалось, являлся девушкой в длинном черном платье (а может оно казалось черным во мраке?), а светлая маска с нарисованными улыбкой и глазами закрывала лицо незнакомки. Хотя, незнакомки ли? Ты не знала её, но вы виделись. Ни раз и ни два. Её визиты к тебе превратились в ритуал, заканчивавшийся наступлением темноты. Только на город опускалась ночь - она покидала твое общество до самого рассвета, ни разу не рассказывая, что, зачем и куда она идет. Ищет ли кого, мстит ли? Ты молча буровила её взглядом, вспоминая все встречи и краткие разговоры, начиная прямо с первого.

Ты бежала по темной аллее, стараясь скрыться от загнавших тебя в тупик уличных хулиганов, явно настроенных далеко не дружелюбно. Но один из них уже расстегнул ширинку, а второй кольнул тебя острием ножа в бок, советуя кричать как можно слаще. Слезы застыли в глазах, но ты сильно ворочалась в попытке обезоружить человека сзади. Однако не успела ты и закричать от страха и бессилия, как в горло впереди стоящего вонзилось лезвие, а голос (тот самый голос!) промолвил: "Такой же черный". Парень сзади ринулся прочь, но от испуга и алкоголя его ноги почти не слушались, и скоро он валялся на асфальте окровавленным, хватая ртом последний воздух.
- Живая? - и ты опять слышишь этот голос, что помогает тебе подняться на ноги, а руки придерживают тебя от падения. Киваешь, чувствуя, как слезы потекли по щекам, оставляя мокрые дорожки. Та же маска, черное платье, такие блеклые и неживые волосы, водопадом рассыпавшиеся по аккуратным узким плечам. Тонкие запястья и длинные пальцы, облаченные во мрак перчаток и изучающий взгляд, что ты чувствовала даже под маской незнакомки.

Ты помнишь каждую встречу отдельно. Каждое её слово, что сказано особенно тихо и осторожно. Каждый жест, каждый шаг. Она не рассказывала ничего о себе, даже имени. Ты было хотела обратиться в полицию. Может быть эту девушку ищут родные или она откуда сбежала? Может она держать в мыслях ужасное преступление? Может быть и с тобой она поступит так же, как и с теми двумя хулиганами?!
Но она не спешила причинять тебе боль. Даже наоборот. По-особенному заботилась. Теперь ты могла спокойно гулять ночью, зная, что за тобой проглядывают и точно не дадут в обиду. Она поливала цветы на окнах, расставляла посуду по местам после сушки и накрывала тебя одеялом, если уходила слишком поздно, застав тебя спящей. Ты не знала, почему верила ей, почему доверяла. Почему ждала её прихода и заботилась будто о подруге или сестре. Она не желала тебе зла. Она спасла тебя! Ты чувствовала, как сходишь с ума от незнания и любопытства, что сжирает тебя с головой, только девушка появляется в поле зрения. Ты не следовала за ней, не расспрашивала и не выгоняла, но всегда была осторожна, будто чувствовала, что именно у этой девушки за проблемы. Зато ей действительно нравилась твоя готовка, твое новое платье и стрижка. Она не жаловалась, когда ты пела в душе или засиживалась в ванной. Ты даже купила ей зубную щетку, ведь вы стали как соседки. Многое делаете вместе, правда не знаете друг о друге абсолютно ничего.

Когда ложь становится правдой,
Я жертвую собой ради тебя.
Ты говоришь, что я холодна,
Но что мне делать?


Помнишь, как она спала в твоей постели, не снимая одежды и маски, но укутавшись в твой любимый плед? Ты не возражала, ведь это был единственный шанс, который ты не могла упустить. Садишься на край кровати, нависая над девушкой и тянешь пальцы к краю маски, стараясь даже дышать через раз. Сердце замерло. Кто же она? Ты её знаешь? А может она беглая преступница? Только касаешься подушечками пальцев белого пластика, как запястье цепкой хваткой сжимает рука девушки. Она молчит, но не отпускает. Ты раздосадованною вздыхаешь и просишь отпустить руку.
- Больше не делай так, - говорит она, - Я не хочу, что бы ты это видела.
Она ни разу не снимала её при тебе, а когда принимала пищу, уходила в другую комнату, и ты не смела подглядывать за ней. Ты не боялась её. Ты боялась себя. Перемен в себе.

И сейчас она стоит перед тобой. И кажется, в тишине ты слышишь стук её сердца. Пульс явно участился от волнения или нарастающего в воздухе безумия?
Ты смотришь не переставая, согласно её просьбе.
- Как самочувствие? - забота польстила тебе, и ты выдохнула, стараясь вспомнить все важные слова врача. Хочешь рассказать ей о всех болях, что испытала, о бессоннице и духоте. О страхе. Но сжимаешь все в одно слово.
- Нормально, - шепотом говоришь ты, опуская взгляд на кафель. Она молчит пару секунд, и, держа спину удивительно ровно, садится на край кровати так близко к тебе, что плечи невольно трутся друг об друга.
- Я услышала о случившимся в выпуске новостей. Там же и назвался номер больницы. Я пришла проведать тебя, - опуская момент с тем, как едва скрылась от дежурного врача и проверила больше десяти палат перед тем, как найти тебя, говорит девушка, - Цветы поливала ежедневно, не волнуйся. - такая банальная фраза вызывает на твое лице улыбку, что ты, как бы не старалась, скрыть не смогла. Она поворачивает голову в твою сторону, а тебе кажется, что она тоже улыбается. Там, по ту сторону белоснежной маски.
- На следующей недели меня уже выпишут, мне лучше, - сообщаешь ты, надеясь, что она ждет твоего возвращения. Она дорога тебе, какой бы не была. Как бы мало вы не были знакомы, сколько бы друг о друге не знали, ты чувствуешь её боль всей душой. Она волновалась. Пришла же. Искала больницу. Искала тебя. Молчание кажется слишком долгим, и ты пытаешься вспомнить все, что угодно, лишь бы скрасить его, но девушка опережает тебя.
- Я была слишком глупа, не веря тебя, - начинает она, а в голосе слышится напряжение, - Но я не хочу, что бы ты страдала. Ты должна быть счастлива с дорогими людьми, - она резко остановилась. Может заплакала, а может ей просто нечего дополнить.
- Зовут-то тебя как? - хрипло отзываешься ты, смотря на девушку по-особенному серьезно, если не обиженно. Почему она так говорит?

- Джейн.

Я чувствую твою печаль,
Но ты не простишь меня.
Я знаю, что у тебя всё будет хорошо.
Мне больно от мысли, что ты никогда не узнаешь.
Но я должна отпустить тебя.


Её ответ немного тебя успокоил, но сама она, склонив голову, долго молчала. Ты не знала, хочет ли она еще чего сказать или уже сказала слишком много. Хочет ли она открыть тебе свою душу или ей нравится жить во мраке? Может только он - её единственный друг? Ты опустила голову на её плечо, которое оказалось немного выше твоего. Кружева на платье приятно защекотали кожу на щеке и ты прикрыла глаза.
Она молчала, но чувствовала.
Сжимаешь её ладонь, все так же облаченную в черный шелк. Пройдет всего пару мгновений, как она сожмет твою в ответ, но эти мгновения покажутся тебе самыми долгими. Самыми мучительными.
За окном совершенно темно, даже свет фонарей не сможет осветить улицу достаточно. Тучи немного разошлись, а небо облюбовали частые сияющие огоньки. Такие далекие и холодные, но такие манящие.
Тебе не нужно от неё ничего, кроме неё самой. А ей нужен только свет. Свет твоей души, что стал ей так дорог.
Чувствуешь, как она зашевелилась и приподнялась с кровати. Убираешь голову, но руку не отпускаешь, как и она.

- Ты вернешься? - боясь отрицательного ответа, ты пытаешься рассмотреть во мраке её глаза. Джейн выдыхает, только сталкивается взглядом с тобой.

- С рассветом.

­­

*Все строчки взяты из русского перевода песни выше*.

Категории: Результаты моих тестов
комментировать 6 комментариев | Прoкoммeнтировaть
суббота, 20 августа 2016 г.
Профессор Безоблачного Неба 19:05:26
Запись только для меня.
вторник, 5 июля 2016 г.
Профессор Безоблачного Неба 08:25:19
Запись только для меня.
среда, 22 июня 2016 г.
Профессор Безоблачного Неба 10:27:35
Запись только для меня.
понедельник, 10 августа 2015 г.
~•~ Профессор Безоблачного Неба 20:38:24
Подробнее…
Pentatonix-Show You How To Love


­­

На часах пять утра, а ты уже бодрствуешь. Сегодня со своей лучшей подругой ты собралась идти в поход. Лес находился неподалеку, да и погода обещала быть наилучшей. Медленно спускаясь по лестницы с крыльца своего дома, ты направилась в сторону назначенного места.
Тихая опушка, к которой ведут сразу три извилистые тропы. Пройдя по одной из них, чуть не упав и запутавшись в паутине, ты все же доходишь до нужного места.
Ежишься от холода, ведь утром погода всегда морозная, а изо рта, при дыхании, идет пар.
Ждешь уже больше пяти минут, ноги слегка мерзнут, и чтобы согреться, ты начинаешь прыгать на месте и переминаться с ноги на ногу.
Где-то над верхушками деревьев пролетела сойка, напевая песенку и согревая тебя этим.
Холод точно отступил, и ты потянулась, издав непонятный звук.
Посмотрев на наручные часы, видишь, что ждешь уже восемь минут.
И тут над ухом раздается:
-(Имя)! Я успела!
Оборачиваешься и замечаешь, как к тебе бежит, махая рукой, молодая девушка с короткими волосами цвета молока. Она скромно одета в зеленый свитер с узорами и недлинными темными бриджами. На ногах у нее находились кроссовки и гольфы, а за спиной вертелся небольшой рюкзак. Твоя подруга лучезарно улыбалась и, когда подбежала к тебе, крепко обняла своими маленькими ручками.
Невольно смеешься, обнимая подругу в ответ.
-Долго ждешь?-Отрываясь от тебя, спрашивает светловолосая.
Понимаешь, что ей будет некомфортно, если ты скажешь правду.
-Минуты две. Не больше.
Лисанна улыбается и говорит что-то типа: "Ну и хорошо!"
Потом она берет тебя за руку, несильно сжимает и ведет куда-то прямо. В область реки. Именно там вы и собирались начать свой походный путь.
Вы шли самым длинным путем, который можно было бы придумать.
Проходя по широкой и ровной тропе, вы осматривали здешнюю природу.
В лесу ты была впервые, а Лисанна ходит сюда почти каждую неделю-гулять, поэтому ты полностью доверяла девушке и покорно шла, равняясь с ней, чтобы не потерять из виду и не потеряться самой.
-(Имя), смотри!-Кричит подруга, вытягивая ладонь вверх, на которой оказывается несколько крупных орешков. Сразу неотрывно смотришь на ладонь. Вдруг с дерева спускается маленькая милая белочка, что понюхав своим миниатюрным носиком ладонь, берет из нее орех, потом еще один и убегает к себе на ветку. Хлопаешь в ладоши и слегка посмеиваешься. Белка же больше не показывается.
Лисанна улыбается и говорит тебе:
-Ну, пошли дальше?
Киваешь, и вы направляетесь вперед.
Теперь вашему взора предстает гигантская сосна, что выделялась на фоне остальных не только ростом, но и своей неописуемой красотой, словно она сошла с картины. Фотографируешь её с разны ракурсов и убедившись, что фотографии получились хорошие, ты догоняешь Лисанну, что уже успела слегка отдалиться.
Вокруг-светло, но солнце еще не показывалось на горизонте-рассвет не наступил.
Вы медленно брели по тропинке, что проходила возле самой реки, их разделял только небольшая возвышенность, на которой и находилась вага тропа. Ты вздохнула полной грудью, провожая глазами стаю диких уток, что мирно плавали по тихой глади реки.
-Жаль не взяли хлеба,-Констатируешь ты,-У меня с
собой только фрукты, вода и печенье.

-Хочешь покормить диких уток печеньем?-Посмеиваясь, спрашивает Штраус младшая.
Махаешь руками перед лицом, прикрывая смутившиеся щеки.
И вот перед вами наконец показывается чудесное место с прекрасным видом на рассвет, который только-только начался.
Садишься на траву и, не отрывая взгляда от солнца, стягиваешь лямки рюкзака с плеч.
-Завораживает, да?-Шепотом спрашивает волшебница, тоже поглощая взглядом зрелище.
Молча киваешь, не хотя рушить эту утреннюю идиллию.
Солнце совсем поднялась из-за горизонта и одарила всю поляну легким теплым светом.
Лисанна подвигается ближе к тебе и кладет свои ладони тебе на плечи.
-(Имя)-чан,-Шепотом, как и до этого спрашивает она,-Я..я без ума от тебя, (Имя)-чан. Точно ты от этого рассвета...
Поворачиваешь голову на подругу, которая уже вся покраснела и заулыбалась так, словно поняла смысл жизни. Невзначай улыбаешься в ответ, даже не думая о последствиях.

Реакция.

Хвост Феи.

Нацу Драгнил:-Ну, ничего себе! Мир сходим с ума! Лисанна теперь с (Имя)?!*Полное недоумение. Считает, что это шутки такие, или он что-то конкретно не понимает. Еще долгое время будет ходить в глубокой депрессии*
Люси Сердоболия:-Э-это, конечно, странно, но мы же не будем их осуждать? Счастья им, что уж...*Тоже в лёгком шоке, не ожидала такого от скромняги Лисанны. К тебе будет относиться также, как и раньше-с дружеской симпатией*
Эльза Алая:-Что могу сказать?.. Они правильно поступили, никогда не нужно подчинятся принципам общества, нужно идти по зову своего сердца...*Полностью на вашей стороне. Очень по доброму относится и к тебе, и к Лисанне. Будет поддерживать до конца, что бы не говорили остальные*
Грей Отмороженный:-Ну, что за времена настали? Что за люди пошли... Уже противоречат законам природы...*К ситуации отношение негативное, ведь считает, что девушки не должны быть с девушками. К тебе же отношение нейтральное, точнее, вообще никакое*
Хэппи:-А их можно назвать "сладкой парочкой"? Или... А как их вообще назвать?*Пока еще думает, но согласен с Нацу, что это у вас шуточки. Находит тебя милой и доброй, ты не раз его подкармливала*
Венди Небесная:-Н-ну, я рада за них... Только почему их некоторые осуждают?..*Ты ей, как старшая сестра. Очень положительно к тебе относится. Находит ситуацию самой обыкновенной, словно каждый день такое видит. Но искренне за вас рада, просто слегка стесняется*
Шарли:*Она в немом ужасе. Думает, что это неправильно, но вслух старается не упрекать, боясь обидеть. Считает, что тебе просто жаль Лисанну и ты приняла её чувства только поэтому*
Кана Альберона:-*Ик*За здоровье молодых!*Ик**Пока она пьяна, к ситуации особо мнения не имеет, она просто рада, что может выпить. А когда придет в себя-будем в глубоком шоке*
Гилдартс:-Вот, во время моей молодости такого не было...*В глубоких раздумьях. Пока не выйдет из раздумий ничего толком тебе не скажет. Просто рассуждает на тему "как и почему?"*
Дождия:-Минус две соперницы! Теперь мне осталось убрать только одну соперницу!*Крайне рада, что теперь вам будет далеко не до Грей-сама. К тебе относиться нейтрально*
Гажил:-Что?! Че бабы устроили в гильдии? Над нами же остальные смеяться будут!*Негативно относится. Хочет, чтобы вы поскорее прекратили эти игрушки в любовь. Серьезно волнуется за репутацию гильдии*
Лилейный:-Ты, конечно, загнул, Гажил. Я думаю, мы не в праве им мешать...*Тоже думает, что вы просто таким способом привлекаете к себе внимание, но вслух не говорит, все-таки боится обидеть или ошибиться*
Леви МакСадик:*Не понимает сложившейся ситуации. Сидит и смотрит на вас, пытаясь вникнуть*
Миражанна Штраус:-Как бы то не было, я рада, что сестра нашла свое счастье! Как быстро растут дети!*Даже слезу пустила. Дьяволица действительно очень рада за вас и ни в каком виде не станет осуждать. Надеется, что вы будете счастливы вместе*
Лисанна Штраус:*Её чувства абсолютно искренне. Она уже давно находит тебя идеалом женской красоты и изящности, а когда поняла, что это не просто восхищение, а нечто большее, решила, что стоит признаться, и будет, что будет*
Эльфман Штраус:-Ну, не мужики! Ну, не мужики! Девочки! Почему они друг с другом?*Высшая степень разочарования в жизни. Считает хорошей, симпатичной девушкой, но не такое будущие представлял для своей младшей сестренки*
Макаров:-Уху! Ничего себе, как бывает...*Крайне удивлен, но приятно. Рад, что теперь гильдия может по поводу побуянить*
Мебиус Багряная (Первая):-Ого. А я думала, что так только в книгах бывает...*Задумалась над смыслом жизни. Слегка ошарашена, но не собирается вас осуждать или давать это делать кому-либо другому*

Громовержцы.

Лексус:*О ситуации пока не слышал, но как узнает, будет в глубоком шоке, ведь две мягкие милые девочки теперь пара. Мысленно будет упрекать весь мир*
Фрид:-Как это странно. Никогда не думал, что буду испытывать подобное отвращение...*Честно признался, что испытывает сильное отвращение к подобной паре, но и слова вам не скажет*
Ёлочка:-Ч-что? Они, что, настолько отчаялись, что парней найти себе не могут?*Искренне не понимает вас и степени вашего отчаяния. Раньше считала славной и доброй девушкой, могла бы даже принять тебя в Феи"
Бухлоу:-Уху! Какой неожиданный поворот событий!*Ради интереса за всем эти наблюдает. Ничего серьезного не испытывает ни к тебе, ни к ситуации*

Грех Ведьмы.

Жерар Фернандес:*Пока не слышал. Хотя, скорее всего до его ушей и не зайдет данная информация*
Слезула:-Хм, какое мне дело до интрижек в "Хвосте Феи"? Да, у меня там много знакомых, но я считаю, это их дела и я не должна туда лезть *Полностью высказала свое отношение сама*
Миледи:*Слышала только, что кто-то с кем-то начал встречаться. Вот и вся информация, которая ей известна*

Синий Пегас:

Мастер Боб:*Крайне рад, что рады вы, хоть и в лицо тебя не видел. Надеется, что никто не будет мешать вашему счастью*
Наночь:-Парни~ У нас на горизонте еще две чудесные девушки!~*Пока ни о чем не слышал, ему вообще не же этого. У него неотложные дела*
Хибики:*Аналогично выше. Когда узнает, не поверит своим ушам*

Чешуя Змеи-Девы.

Леон Бастия:-Что там опять творится в этом "Хвосте Феи"? Совсем, что-ли заняться нечем?*Слышал только, что у Хвостатых девушки друг с другом встречаются, вот и удивился. Большего ничего не знает, да ему и не интересно особо, главное, что там нет Дождии*
Джура:-Ох, что все так сложилось... Не могла же девчушка вечно держать в себе свои чувства?*Наслышан о ситуации, и знает довольно много. Немного волнуется за тебя, ведь знает, что ты просто приняла чувства подруги, боясь с ней поссориться*
Шерри Бленди:-Какой ужас! Им, что, это приятно?*Крайняя степень недоумения. Считает все это слишком странным и даже противным. С тобой не знакома*
Шеррия Бленди:-Ты права, сестричка! Это слишком мерзко!*Согласна с кузиной. Тебя, аналогично, не встречала*

Пята Русалки.

Кагура:-Правильно они поступили! Нам-девушкам, вовсе не нужны парни. Мы и сами справимся...*Разделяет ваше мнение. Считает тебя хорошим человеком, но не видела, а слышала от Эльзы*
Миллиана:-Хорошо все то, что хорошо кончается. Но кошки все-равно лучше! Ня!*Согласна с Кагурой*

Саблезубый Тигр.

Мастер Генма:*О ситуации знать не хочет. Одна только фраза "Хвост Феи" приводит его в дикую ярость*
Минерва:-Нда уж... Видно, им совсем заданий мало для досуга...*Слегка недоумевает, но у нее слишком много дел, чтобы вас осуждать, как-будто у нее есть время на вас и ваши заморочки*